Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ИРАН

Александр Лукоянов

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ ИРАН

 

В пятницу, 24 июня 2005 г., в Исламской республике Иран (ИРИ) завершились девятые президентские выборы. Впервые за всю 26 летнюю историю республиканского строя выборы проходили в два тура, поскольку ни один из принимавших в выборах 17 июня семи кандидатов в президенты не набрал необходимого для победы количества голосов.

В результате напряженной предвыборной борьбы и сложной политической игры во властных структурах Ирана, продолжить борьбу за президентское кресло смогли только глава «Совета по определению целесообразности принимаемых решений» аятолла Али Акбар Хашеми Рафсанджани, занимавший пост президенты ИРИ с 1989 по 1997 гг,, и мэр Тегерана Ахмадинежад, которого ряд исследователей и аналитиков характеризуют как неоконсерватора и ставленника мощной и влиятельной организации «Корпус стражей исламской революции».

25 июня представитель Центризбиркома Ирана Джаханбахш Ханджани объявил о победе Махмуд Ахмадинежада. Согласно официальным данным, за Ахмадинежада проголосовали 61,75%, а за Хашеми Рафсанджани - 35,8% избирателей.

В целом в выборах приняли 27 миллионов 882 тысячи 948 граждан Ирана из 46,78 млн. избирателей, имеющих право голоса, т.е 59,6%, что несколько меньше, чем в первом туре (около 62 %). Количество аннулированных избирательных бюллетеней, которые были неверно заполнены или остались пустыми, составило 663 тысячи 770 штук.

Напомним, что в ИРИ правом голоса обладают все иранцы, достигшие 15-ти лет. Имеют это и военнослужащие, которым запрещено лишь участвовать в предвыборной агитационной кампании.

Голосование проводилось в 30 провинциях, 325 избирательных округах и на 540 избирательных участках. Безопасность на выборах в стране обеспечивали более 130 тыс сотрудников Сил охраны правопорядка и МВД.

Аятоллла Али Акбар Хашеми Рафсанджани, признав свое поражение, поздравил Мухмуда Ахмадинежада. Избранного президента поздравил также духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи.

Победа Махмуда Ахмадинежада выглядит достаточно неожиданной для очень и очень многих. Быстро стали появляться слухи о фальсификации выборов сторонниками мэра Тегерана. В этой ситуации в прессе появились сообщения, что аятолла Хашеми Рафсанджани, веривший в свою победу, заявил, что на кампанию по его очернению были потрачены десятки миллионов долларов. Якобы он даже сказал, что «режим использовал все средства, чтобы незаконно вмешаться в ход выборов», но не намерен оспаривать результаты выборов в суде, поскольку не верит в его справедливость.

Оставим эти сообщения на совести журналистов до появления официальной позиции самого Рафсанджани. Бесспорным, похоже, в данном случае является то, что в Тегеране активно распространялись CD-диски с информацией, дискредитирующей Рафсанджани, а также то, что Рафсанджани призвал нацию поддержать избранного президента Махмуда Ахмадинежада.

Теперь попытаемся разобраться, что всё-таки произошло в Иране и к каким последствиям могут привести перестановки в высших эшелонах политической власти ИРИ.

Прежде всего, почему президентом Ирана стал именно Махмуд Ахмадинежад? Если принять результаты выборов достоверными, тогда можно сделать ряд предположений, объясняющих отчасти сложившуюся ситуацию.

Прежде всего, в условиях Ирана не последнюю роль играет возраст кандидата, его социальная принадлежность и политическое прошлое.

Хашеми Рфсанджани, который на здоровье не жалуется (по крайне мере внешне), всё-таки перешагнул уже семидесятилетний рубеж. Он принадлежит формально к сословию не просто правящего духовенства, но весьма обеспеченного и являющегося к тому же крупным собственником, что для многих мало-имущих иранцев является, мягко говоря, не вполне приемлемо.

К тому же, он уже два раза подряд был президентом страны, и оценки его деятельности на этом посту весьма противоречивы во всех слоях общества. И это несмотря на то, что аятолла Рафсанджани вне всякого сомнения внёс огромный вклад для укрепления позиций Ирана в мире.

Правда, при этом он вынужден был отойди от некоторых «заветов имама». Любопытно, что накануне второго тура в поддержку Рафсандджани выступили влиятельные кандидаты в президенты - участники первого тура, считавшиеся реформаторами. Это Мостафа Моин - бывший министр наук и советник президента Хатами, набравший 15% голосов; экс-спикер парламента Мехди Карруби, некоторое время даже опережавший Ахмадинежада.

О своей поддержке аятоллы объявила и «Организация моджахедов исламской революции», входящая в число наиболее известных реформаторских объединений, выступавшая с заявлением, в котором обвиняла органы безопасности во вмешательстве в процесс голосования.

Даже экс-глава иранской полиции Мохаммед Бакр Калибаф, считавшийся консерватором или даже ультаконсерватором (получил около 15% голосов избирателей), призвал своих сторонников голосовать за Рафсанджани. Казалось бы, что при такой поддержке основных конкурентов победа была обеспечена. Однако, победил Ахмадинежад.

Одно из распространённых и простых объяснений – вмешательство в выборы и покровительство Ахмадинежаду со стороны группировки, близкой к лидеру ИРИ, а также самого духовного вождя Ирана - аятоллы Али Хаменеи.

Действительно, такой вариант исключать нельзя. Можно даже предположить, что взрывы, прогремевшие в Тегеране накануне первого тура выборов, были организованы именно теми силами, которые не желали прихода к власти Рафсанджани и обещали обеспечить в стране порядок и безопасность. Всё это может быть и так.

Однако такое объяснение представляется явно упрощенным. Прежде всего отметим, что Махмуду Ахмадинежад – всего 49 лет. Это достаточно молодой политик, которого, правда, нельзя при этом назвать совсем уж неопытным.

Он родился в 1956 году в городе Гярмсар северной иранской провинции Земнан. В 19 лет получил диплом о среднем образовании, затем окончил Тегеранский университет науки и промышленности по специальности городское благоустройство и получил степень доктора технических наук в области транспорта и дорожного движения.

Некоторое время Махмуд Ахмадинежад работал журналистом в одной из иранских газет. Есть у него и военное прошлое. В годы ирано-иракской войны 1980-1988 гг. Ахмадинежад добровольцем пошел в армию и служил в рядах вооруженных сил ИРИ. Он был инструктором в ополчении «Басидж» (полное назва-ние «Организация мобилизации обездоленных иранского народа»), созданном вскоре после исламской революции.

Ополченцы активно участвовали в ирано-иракской войне 1980–1988 годов, а потом перешли в подчинение Корпуса стражей исламской революции, решая задачи военно-политического свойства.

После окончания войны закончил магистратуру того же университета и в 1368 году по иранскому летоисчислению (соотв. 1989/1990 г.) стал членом научного совета ВУЗа. В 90-е годы Ахмадинежад четыре года занимал пост заместителя, а затем и префекта городов Маку и Хой, после чего стал губернатором вновь созданной провинции Ардебиль на северо-западе Ирана. В начале 2004 года Исламский совет Тегерана избрал Махмуда Ахмадинежада мэром иранской столицы.

До нынешних президентских выборов местные политологи оценивали его «как радикального консерватора» и истинного приверженца политического курса духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи».

В политической деятельности Ахмадинежад активного участия практически не принимал, а тем более не предлагал конкретных программ развития государства, не говоря уже о разработке его внешнеполитического курса.

Его промежуточная победа в первом туре выборов (он набрал 19,5% голосов избирателей) была для всех неожиданной. Склады-вается впечатление, что Ахмадинежад является не столько сильной самостоя-тельной политической фигурой, сколько креатурой сил, недовольных курсом иранских политиков, не уделявших, с их точки зрения, достаточного внимания решению внутренних проблем, а также пытавшихся искать расположения Запада в ущерб национальным интересам. К тому же, в последнее время всё чаще стали раздаваться в СМИ голоса о наметившейся как-будто в Иране «перестройке», что у многих стало ассоциироваться с печальной перспективой целостности страны, которую может постичь нежелательная для них судьба СССР и России.

Кроме того, в Иране не решены многие социальные проблемы. Многие из тех идеалов, во имя которых совершалась «революция обездоленных», преданы забвению. Потому малоимущие слои населения готовы были поддержать того кандидата, который не просто пообещает лучшую перспективу, но и покажется им ближе, чем разбогатевшие бывшие исламские революционеры.

На роль такого лидера Ахмадинежад оказался вполне удачной кандидатурой. Люди хотят лучше жить, Ахмадинежад обещает им это, а они готовы ему поверить. Похоже, что многим правящим муллам стали доверять гораздо меньше, чем это было в прошлые годы.

Соединённые Штаты, конечно, не признали эти выборы. Ещё накануне выборов они заявили, что не признают их легитимными, свободными и демократическими.

По мнению президента США Джорджа Буша и госсекретаря Кондолизы Райс, в Иране просто не может быть таких выборов, поскольку их организуют «люди, которые всячески угнетают свободу во всех ее проявлениях внут-ри государства, и распространяют ужас и террор по всему миру».

И это несмотря на то, что на самом высшем уровне, по распоряжению самого лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, было принято решение допустить к участию в выборах тех кандидатов, кандидатуры которых ранее были отвергнуты Наблюдательным Советом. Сделано это было для того, чтобы в условиях обострения отношений с США не дать им повода обвинить власти ИРИ в нежелании проводить свободные выборы. Шаг был разумным. Но в том смысле, что в результате в выборах приняло участие большинство населения Ирана.

Что касается США, то для них этот шаг иранцев не играл никакой роли, поскольку цель у них иная – смена режима, способного к проведению достаточно самостоятельной политики в регионе и в мире.

То, что у власти находятся муллы, им абсолютно всё равно. Не критикуют же они саудитов за их исламские строгости и отрубание голов. Всё это несущественно.

США нужен управляемый Иран. Именно и прежде всего поэтому они заинтересованы в демонтаже иранской системы любым путём. В том числе и путём замены правящей политической элиты на преданных им людей по известной схеме, отработанной во многих странах, и в том числе в России. И их логика вполне ясна.

Что касается России, то уже 25 июня российский лидер направил поздравительное послание Махмуду Ахмадинежаду со следующими словами: «Уверен, что с Вашим избранием, явившимся результатом волеизъявления иранского на-рода, будет обеспечена преемственность в развитии долговременного многопла-нового партнерства и сотрудничества между нашими государствами».

Также Владимир Путин выразил убежденность в том, что линия на всестороннее расширение и углубление добрососедских отношений на основе равноправия, взаимного уважения и обоюдной выгоды отвечает коренным интересам наших народов, служит обеспечению международного мира и стабильности.

Тем не менее, обольщаться какими-то надеждами в отношении Ирана не следует. Преемственность в отношениях, конечно, сохранится. И по-прежнему игра будет вестись в основном - в сторону Европы и Востока. Так что, европейцы напрасно беспокоятся.

Никаких резких изменений курса в отношении них со стороны Ирана не произойдёт. Да и с США иранцы не думают обострять отношения, как об этом сегодня пишут многие журналисты. Иранцы лишь хотят, чтобы с ними не вели себя слишком бесцеремонно, как это делают американцы сегодня. Шансов же к расширению торгово-экономического сотрудничества с Ираном у Запада многократно больше, чем у России. И, по всей видимости, эти шансы он не упустит.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить