Андижанская закономерность. События в Узбекистане только начинаются

Поддержка центра

Сотрудничество

Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Андижанская закономерность. События в Узбекистане только начинаются

То, что произошло у Узбекистане в мае 2005 г. – закономерность, о которой говорилось многими аналитиками как минимум на протяжении предыдущих нескольких лет. Внимание на такого рода предостережения никто из ответственных государственных лиц не желал обращать. Не хотят этого понять многие политики до конца и сегодня, предпочитая каждый раз делать умно-удивлённые лица.

А чему собственно удивляться? Тому, что на президента Узбекистана совершались покушения, которые пытались рассматривать как деятельность отдельных экстремистов от ислама? Или тому, что в Средней Азии активно действуют исламские организации, открыто претендующие на участие в управлении страной? Ведь с 1990 г. организаторы Исламской партии возрождения (ИПВ), положившей начало легальной деятельности аналогичных организаций по всему Советскому Союзу, открыто и честно сказали, что они намереваются в будущем бороться за право участвовать в политике. Причем, на вполне легальной основе, не нарушая законодательство. И от этой цели никто не отказался.

Другой вопрос, что легального доступа во власть они не получили. Власти их попросту боятся допускать к рычагам управления государством. Не могут они между собой никак договориться.

И разве удивительно, что здесь существуют действительно экстремистские силы? В том числе и стоящие за (именно – "за", а не "под") зелёными знамёнами.

Неужели никто из влиятельных чиновников не понимает закономерного характера происходящего? Или политики и их спецслужбы не знают того, как эти группировки использовались и используются ближними и дальними соседями, а также доброжелателями бывших советских среднеазиатских республик, а ныне – совсем свободных и независимых государств?

Многие проблемы, породившие современную ситуацию в Средней Азии, уходят ещё в недавнее советское прошлое. И о них тогда ещё знали партийные и советские власти в центре и на местах. С тех пор эти проблемы не только никуда не ушли, но – напротив – обострились.

Главная проблема, неразрешённость которой с абсолютной неизбежностью ведёт регион к взрывоопасной ситуации, – это проблема обнищания населения и диспропорционального распределения материальных и социальных благ. Всё. И ничего больше. В СССР, как ни странно, это понимали.

На эту тему ещё в советский период писалось масса работ, однако, в связи с событиями в иных мусульманских республиках. И что же? Опыт забыт. Напомним, что после исламской революции в Иране, тогдашнее руководство этой страны, обуреваемое желанием осчастливить своих соседей идеями исламской справедливости, внимательно изучало ситуацию в Средней Азии. И оно пришло к выводу, что население региона не готово к восприятию их идей, т.к. там достаточно успешно решена проблема социальной защиты и материального обеспечения населения. Тема об экспорте революции была прикрыта.

После обретения свободы и государственной независимости старая система социальной защиты была разрушена в Средней Азии, а новая – не создана. Народ начал нищать, правящие структуры – богатеть. И в таких условиях можно рассчитывать на поддержку населения, уезжающего к тому же в массовом порядке из своих независимых государств в поисках заработка? Причем, порой семьи разъединяются на годы, когда отцы не видят своих близких. Неужели не ясно, что в этих условиях люди будут поддерживать те силы, которые могут хотя бы пообещать им иную жизнь? Не надо быть аналитиком, чтобы спрогнозировать последствия. К тому же есть ведь и чужой опыт развития в аналогичных условиях.

Теперь вспомним недавние события в Киргизии.

Тогда Вашингтон приветствовал происходившие события и предостерег соседей Киргизии от оказания силовой поддержки президенту Акаеву и его сторонникам, поскольку судьба Киргизии должна решаться её собственным народом. Американские политики устами одного из конгрессменов заявили, что происходящее в Киргизии – это последствие тех "политических ветров", которые начались в Грузии, продолжились на Украине, а "теперь перекинулись на Центральную Азию".

И ещё. Американцы пояснили тогда, что, как сказал конгрессмен-демократ Бенджамин Кардин, режим президента Акаева не был легитимным, поскольку слишком быстро пал, отказавшись от борьбы. По-другому Акаев действовать и не мог, желая остаться в истории демократом, наверное. В Киргизии США строят теперь новую демократию.

В этих условиях Ислам Каримов, конечно, понимал, что киргизские события – это предупреждение и в его адрес, поскольку принято решение реформировать Среднюю Азию. Ну, а отказываться от борьбы, как это сделал Акаев, он не намерен.

Мы ни в коем случае не утверждаем, что к событиям в Андижане причастны США. Тем более, что американские политики оказались в некоторой растерянности, поскольку не ожидали в этой зоне своих жизненных интересов такого кровавого развития событий.

Кровь пролита в Узбекистане. Она должна была пролиться. И, к сожалению, это не последняя кровь. Фергана, похоже, загорелась по настоящему.

Сможет ли теперь руководство Узбекистана пойти на изменение внутриполитического курса – вот в чем вопрос. Идти на уступки – уже поздно. Не менять социальную политику – тоже проигрыш. Может быть, иностранные советники помогут?

май 2005 г.                             Лукоянов А.К.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить