Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

США и ирано-иракская дружба

    США и ирано-иракская дружба

А.К.Лукоянов

19 апреля 2005

В рамках программы глобального переустройства мира во имя благородных интересов американских финансово-промышленных кругов министр обороны США Дональд Рамсфельд недавно (12-14 апреля) посетил Ирак, Азербайджан, Пакистан, Афганистан и Киргизию. Формально эти визиты носили ознакомительный характер с ситуацией, сложившейся в этих странах в последнее время, а также якобы были призваны продемонстрировать поддержку США политики руководства этих стран в борьбе с международным терроризмом и несанкционированной (кем?) наркоторговлей. Однако, реальная цель этих совсем не спонтанных визитов тщательно скрывается. Фактически они преследовали цель подтвердить серьёзность намерений США сохранить и упрочить свои позиции на Среднем Востоке и в Центральной Азии.

В Багдаде Рамсфельд встретился с новым президентом Ирака, американским ставленником курдом Джалалом Талабани и с временным премьер-министром Ирака шиитом Ибрагимом Джаафари. Конечно, они обсуждали иракскую внутриполитическую ситуацию, которая до сих пор остаётся плохо контролируемой. По неофициальным источникам, была затронута тема ирано-иракского сотрудничества, которое американцы желают взять под свой контроль, чтобы не допустить усиления позиций Исламской республики Иран (ИРИ) в Ираке, а также в регионе в целом.

Визит в Баку оказался, мягко говоря, не вполне удачным. Ильхам Алиев, которому также пророчат американскую цветную революцию, решил уклониться от встречи, носившей формально незапланированный характер, и улетел в Исламабад накануне приезда американского министра, весьма озабоченного возможной перспективой ирано-азербайджанского сближения. Рамсфельд попытался найти Алиева в Пакистане, но его поездка в Пакистан в этом смысле оказалась безуспешной, что вызвало негодование американского миротворца, улетевшего с горя в Афганистан, чтобы поделиться с президентом Карзаем своими мыслями насчет Средней Азии, и проблемами, связанными с Ираком и упрямым Ираном.

Из Афганистана Рамсфельд отправился в Бишкек, где получил от новой киргизской власти гарантии о сохранении американской военной базы, необходимой для борьбы с террористами, мешающими развитию демократии не только в Афганистане, но опять же и в Иране с Ираком. Эти две страны, вызывающие головную боль у американской администрации, сегодня в центре внимания всего мира.

Вообще месяц апрель по странному стечению обстоятельств кардинальным образом повлиял на исторические судьбы Ирана и Ирака.

Иран в апреле (1979 г.) был провозглашен исламской республикой и с тех пор официально называется Исламской республикой Иран, что до сих пор пугающе звучит для руководителей и, тем более, простых обывателей некоторых стран. Прежде всего, это относится к Израилю и США. До сих пор эти страны не смогли найти ключ к иранскому руководству, а точнее – не смогли навязать ему свою волю.

Для Ирака апрель – это, конечно, месяц теперь скорее печальный, нежели праздничный. В этом месяце два года тому назад был свергнут диктаторский режим Саддама Хусейна, который, как много писали в СМИ и научной литературе, безжалостно угнетал собственный народ. Особенно это относилось к шиитам и курдам Ирака, действительно понесшим большие жертвы в своей борьбе за предоставление им более широких прав. Казалось бы, свержение Саддама должно было стать символической вехой, объединяющей весь народ Ирака. Однако случилось обратное. Если иранцев апрель сплотил, то иракцев разобщил, причём настолько, что, как ни странно, это стали чувствовать на себе в первую очередь американцы и их подтанцовщики – поляки, итальянцы, грузины, латыши и так далее.

Иран после своего апреля оказался в международной политической и экономической блокаде, был втянут в войну с Ираком и потому понёс очень большие людские и материальные потери. Однако выстоял как государство, которое к тому же в дальнейшем продемонстрировало миру успехи своего экономического развития.

Государство Ирак также было ослаблено в результате экономической и международной политический изоляции, организованной по инициативе США до свержения режима Саддама. Однако после апреля 2003 г. Ирак – напротив, пользовался на словах поддержкой мирового сообщества, не вёл войны. Ему даже списали долги. Хотя новый режим Багдада и так не стал бы их никогда возвращать. И тем не менее, Ирак в результате оказался в тяжелом положении, балансируя на грани существования как целостное государство.

В то же время, оба эти государства, два давних политических конкурента за влияние в регионе, всегда старались поддерживать между собой партнёрские связи. За исключением периода военных действий 1980-1988 гг. Хотя контакты сохранялись и в этот период, правда, несколько иного порядка, что и позволило завершить войну между соседями, осознавшими, кто больше всех выигрывает от их противостояния.

Взаимная экономическая и даже политическая заинтересованность определяла и направления ирано-иракского сотрудничества. Особенно ярко эта направленность проявилась в конце 2002 г. – в тот период, когда США оказывали всё возраставшее давление на Иран, а над Ираком нависла угроза американского вторжения.

В это время в Багдаде состоялось первое заседание совместной межправительственной комиссии, после чего главы торговых министерств Ирана и Ирака подписали протокол о сотрудничестве – первый документ такого рода со времени окончания ирано-иракской войны. Причем, о сотрудничестве всестороннем. Протокол предусматривал развитие партнерства двух стран в области транспорта и коммуникаций, нефти и энергетики, промышленности и сельского хозяйства, туризма и трудовых ресурсов и т.д. Иран готов был всесторонне помогать своему прежнему врагу перед более серьёзной угрозой – угрозой утраты национальной независимости.

После свержения Саддама, которое было воспринято в Тегеране достаточно сдержанно, Иран продолжил курс на сближение с Багдадом. Точнее – с теми силами в Ираке, которые не просто способны обеспечить стабильность, но и готовы к развитию многостороннего ирано-иракского сотрудничества. В этом, разумеется, не заинтересованы, прежде всего, США, желающие переделать и со временем перекроить весь Ближний и Средний Восток по своим лекалам. Они быстро поняли, что из развития ирано-иракских отношений может получиться мощный региональный союз. Если не антиамериканской направленности, то уж точно и не проамериканской ориентации.

Тем не менее, Тегеран пытается продолжить линию на развитие ирано- иракских отношений, ориентируясь на сотрудничество не только с шиитами, но и с суннитами. С курдами – дело обстоит гораздо сложнее. Это отдельная история. Отметим лишь, что президент Ирана Мохаммад Хатами в своем поздравлении 7 апреля курдскому лидеру Дж. Талабани в связи с его избранием (назначением американцами) на пост президента Ирака, выразил вместе с тем надежду, что новому руководству страны "удастся сохранить национальное единство и уже в ближайшем будущем стать безопасным, независимым и свободным государством". На нормальном языке это означает озабоченность Ирана за целостность Ирака при нынешнем руководстве страны.

После свержения режима Саддама Иран заявил о своей готовности активно участвовать в восстановлении Ирака, если этому не будут препятствовать США. Ещё в октябре 2003 г. министр иностранных дел ИРИ Камаль Харрази на проходившей в Мадриде международной конференции по вопросам оказания помощи Ираку заявил, что Иран выделит на восстановительный процесс в Ираке финансовый кредит на сумму 300 миллионов долларов, "особенно на развитие в области торговли" и подчеркнул, что "этот кредит предназначен для ирано-иракского сотрудничества и реализации совместных проектов в областях, которые представят интерес для иракских официальных лиц". Парадокс состоит в том, что у самого Ирака и так слишком много денег на восстановление экономики. Тогда почти риторический вопрос – зачем Иран предлагает кредит? Есть о чём поразмышлять.

В 2004 г. министр нефти Ирана Бижан Зангене высказал мнение, что Иран может активно участвовать в развитии иракской нефтяной отрасли, однако американцы пока не дают возможности для подобного двустороннего сотрудничества. Предполагалось даже подписание между Ираном и Ираком договора о поставках по схеме замещения 350 тыс. баррелей нефти в день, однако только этим договором, в случае его подписания, сотрудничество двух стран в области нефти и ограничивалось. Возможности Ирана позволяют перерабатывать 180 тыс. баррелей иракской нефти в день, и в дальнейшем это количество будет увеличено до 320 тыс. баррелей.

Даже в существующих условиях низкой платежеспособности населения Ирака эта страна является для Ирана важным рынком сбыта товаров, за который уже сейчас борются многие страны, в том числе Китай. Как заявил в середине апреля 2005 года руководитель Торговой организации провинции Керманшах Хейролла Хадем, в прошлом году из 7 млрд. долл. США иранского экспорта доля Ирака составила 1 млрд. долл. США. Иран планирует разработать долгосрочную стратегическую программу, составной частью которой должны стать государственная поддержка и дотации иранским предпринимателям, которые занимаются экспортом иранских товаров в Ирак. В настоящее время такую поддержку получают предприниматели из Китая, Египта, Иордании, Сирии и Турции, что ставит в неравные конкурентные условия иранских экспортёров. По иранским данным, государственные дотации турецким предпринимателям, торгующим с Ираком, составляют 20 %, в то время как для иранских бизнесменов было бы достаточно даже 3 % специальных государственных дотаций, чтобы быть на иракском рынке вне конкуренции. Предполагается также открыть Иран для качественных иракских товаров и использовать иракский рынок для импорта в Иран товаров ведущих производителей мира, которые можно приобрести там сейчас по низким ценам.

В целях дальнейшего развития двусторонних отношений 7 апреля этого года, после завершения визита заместителя главы МИД Ирака в Иран, между двумя странами были подписаны два документа о сотрудничества в консульской сфере. Подписанные соглашения касаются паломничества граждан двух стран к святым местам в Иране и Ираке, а также, что важнее – взаимного предоставления консульских льгот и виз предпринимателям и промышленникам.

Иран тщательно следит за развитием событий в Ираке вместе с его соседями, обеспокоенными сложившейся там ситуацией, которую нельзя назвать стабильной, а, следовательно, благоприятной для развития регионального сотрудничества. За апрель этого года министр иностранных дел ИРИ уже второй раз посетил Дамасск (последний раз – 14 апреля), где вместе со своим сирийским коллегой Фаруком Шараа обсуждал ситуацию на Ближнем Востоке и в Ираке, а также подготовку к предстоящей 18-19 апреля в Стамбуле восьмой встречи глав МИД стран-соседей Ирака.

На этой встрече обсуждается обстановка в Ираке после выборов, формирование иракского правительства и возможная помощь соседних государств в установлении стабильности в этой стране.

Ирак, а точнее государственные ориентированные круги, также заинтересованы в развитии отношений с Ираном.

Так, в начале марта (2-6 марта) этого года в иранском городе Хоррамшахр была проведена Первая Международная выставка по восстановлению Ирака, а также соответствующая конференция, на которой основное внимание уделялось роли и месту Ирана в восстановлении Ирака. В работе этого форума принял участие губернатор г. Басра (Ирак) Хасан Казим Рашид, который отметил, что с новыми политическими преобразованиями в Ираке открылись новые горизонты сотрудничества между двумя мусульманскими и братскими странами, которые должны иметь более широкие и близкие отношения и углубить свои связи. При этом он сказал буквально следующее: "Без содействия иранских братьев Ирак, в одиночку, не в состоянии обеспечить нужды своего народа, и мы надеемся, что правительство и народ Ирана, осознавая объективную действительность в Ираке, проявят усилия и помогут нуждающемуся народу Ирака". В качестве репризы отметим, что Хасан Рашид приговорён партизанами за сотрудничество с оккупантами к смерти, что, однако, не означает, что сами они – против развития отношений с Ираном.

По данным участников конференции, в ближайшие 5 лет на восстановление Ирака будет израсходовано 54 млрд. долл., а в течение 20 лет – 300 млрд. долл. Основными инвесторами Ирака в настоящее время являются Турция и Иордания, тогда как Иран на эти цели пока выделил всего 10 млн. долларов.

В то же время, перспективы дальнейшего развития отношений между двумя странами очень велики. В том числе и в торгово-экономической сфере, чему способствует и наличие общей границы протяженностью более 1 500 км. Причём интересно, что в совместных с Ираном проектах по восстановлению Ирака выразили готовность участвовать Великобритания, Польша, Германия и Испания и Россия. Последнюю, впрочем, уже не пускают на иракский рынок в качестве самостоятельного игрока...

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить