Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Иран, его арабские соседи и их отношение к ядерным амбициям ИРИ

Исламская республика Ирана (ИРИ) не принадлежит к числу арабских стран, но географически находится в непосредственной близости от них. Естественно, его ядерные амбиции, столь явственно и отчетливо проявившиеся в последнее время, беспокоят эти государства и их правителей. В самом деле: как изменит военно-политическую ситуацию в регионе иранская атомная бомба, если она все же появится? Против кого будут нацелены иранские ракеты, оснащенные ядерным оружием? И не окажутся ли в числе возможных целей будущих ядерных бомбардировок те арабские государства, которые сохраняют традиционно дружеские отношения с Западом? Не говоря уже о том, что с появлением у ИРИ ядерного оружия весь регион становится как бы потенциально опасным с точки зрения возможности возникновения военного конфликта с применением оружия массового поражения (ОМП).

Ситуация не простая, особенно если учесть, что отношения Персии – и в прошлом, и в последнее время - с большинством арабских соседей всегда были сложными, а порой достаточно напряжёнными. Корни этого уходят в глубокую древность, когда страна была завоевана арабами и долго находилась под гнетом их оккупации.

 

ПРОСТО СОПЕРНИКИ ИЛИ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВРАГИ?

Тегеранские лидеры ныне воздерживаются от жестких высказываний в адрес арабских соседей, но, скажем, иранские ученые-историки в своих дискуссиях не стесняются заявлять, что арабские страны для ИРИ – потенциальные враги. Что называется, «на бытовом уровне» ситуация еще хуже: сравнить в разговоре иранца с арабом, пусть даже в положительном или нейтральном смысле, означает обидеть или оскорбить перса. Это - реальность, от которой никуда не уйти.

То же самое можно сказать и об отношении арабов к Ирану – застарелая неприязнь зачастую не позволяла найти общее решение многих, в общем-то, несложных проблем. Так, неизменно заканчивались без результата переговоры между Ираком и Ираном о совместной добыче нефти.

 Известно, что за год до интервенции США в Ирак из-за взаимной личной неприязни были сорваны переговоры между старшим сыном Саддама Хусейна и руководителем Корпуса стражей исламской революции (КСИР), которые должны была состояться на границе между двумя странами. Каждый из глав делегаций утверждал, что именно его оппонент должен перейти границу и начать переговоры на «чужой» для него территории. Решение такого пустякового, чисто «регламентного» вопроса затянулось на многие недели, а затем спор и вовсе перерос в ожесточенную дискуссию о том, чья нация древнее. И это происходило в наше время, при непосредственном участии очень образованных людей и высокопоставленных чиновников.

О многом говорит и такой факт. Вознамерившись оскорбить председателя суда в процессе над бывшим руководством Ирака, главный обвиняемый Саддам Хусейн назвал этого служителя Фемиды «персом», что подразумевает наличие у судьи таких качеств, как предательство и вероломство.

     Примерно таких же взглядов придерживаются многие арабские политики, которые в приватных беседах с автором этих строк не раз высказывали более чем резкие суждения о персидской нации вообще и руководстве Ирана в частности.

     И когда арабскому миру стало ясно, что, несмотря на «успокоительную» риторику, Исламская Республика Иран идёт к созданию собственного ядерного оружия, это внушило тревогу практически всем руководителям арабских стран и побудило их всерьез озаботиться будущим своих отношений с Ираном. Особое беспокойство проявили государства Персидского залива, с которыми у Тегерана и без того были не слишком добрососедские и недостаточно стабильные отношения. С одной стороны, их лидеры боятся, что ядерный Иран мог бы разрушить равновесие сил на Ближнем Востоке, и создать условия для развертывания в этом районе гонки ядерных вооружений. Однако, с другой стороны, интриги Ирана в вопросе обладания им ядерным оружием могли бы способствовать дельнейшему повышению цен на нефть, в чем данные государства более, чем заинтересованы.

Впрочем, на первых порах инстинкт самосохранения взял верх. Так, в частности, ответственный сотрудник министерства иностранных дел Египта Омар Юсеф так «озвучил» точку зрения своего правительства: «Мы не хотим иметь в регионе никакой власти атомного диктата. Уже очень давно мы требуем освободить регион от всех видов оружия массового уничтожения, в первую очередь от атомного оружия и средств их доставки».[1]

Иран справедливо увидел в этом и других высказываниях деятелей арабских стран [2] свидетельство того, что эти государства склонны поддерживать позицию Запада в отношении ядерных амбиций ИРИ. Видимо, прав иранский специалист по странам Ближнего Востока профессор Университета Национальной обороны (Тегеран) Фариборз Махтария, не раз утверждавший в своих работах: иранцы не могут положиться на арабов, несмотря на то, что и те, и другие - мусульмане. Ведь практически все арабские государства являются сторонниками проводимой Западом политики сдерживания. Среди них нет друзей Ирана, разделяющих его взгляды на справедливое (по мнению Ирана) мироустройство. [3]

Впрочем, у подобного недоверия есть еще одна причина: арабские страны не забыли о неоднократных попытках Ирана вмешаться в дела Ирака, приведших несколько лет назад к прямому кровопролитному вооруженному столкновению между государствами – ирано-иракской войне.

     Фариборз Махтария считает, что Соединенные Штаты Америки и Исламская Республика Иран специально держат арабов в напряжении, извлекая тем самым обоюдные выгоды из такой политики. При всей кажущейся экзотичности такой точки зрения, она, несомненно, имеет право на существование.[4]

 

ИРАН КАК РЕГИОНАЛЬНЫЙ «КОЛОСС»

 Нельзя игнорировать и тот факт, что по своему экономическому и научно-техническому потенциалу ИРИ действительно значительно опережает большинство арабских соседей – успехи страны в ядерной области лишь одно из подтверждений этого. И не так далек от истины образ, сформировавшийся в СМИ как Запада, так и Востока: практически все арабские государства сегодня выглядят карликами рядом с бурно развивающимся иранским Колоссом. Именно поэтому арабы, конечно, рады каждому шагу Запада, который тормозит ядерные амбиции Тегерана. Все страны Персидского залива откровенно опасаются, что эти амбиции приведут к возникновению некой совершенно новой и абсолютно непредсказуемой ситуации в данном регионе. Ведь иранские ядерные объекты расположены очень близко от крупных арабских городов в зоне Залива. Так, от строящейся в Иране Бушерской АЭС до, скажем, столицы Кувейта всего лишь около 100 км.

     «Если Иран произведет атомную бомбу, это создаст дополнительные проблемы безопасности, и не решит вопрос об уничтожения израильской атомной бомбы», - утверждает Мохаммад Абдель Салама, эксперт по атомной проблеме каирского «Ахрам-центра по политическому и стратегическому изучению». По его мнению, если Иран создаст собственное оружие массового поражения, Египту можно забыть об израильской атомной бомбе, так как именно иранское оружие будет для арабов более опасным и реальным фактором диктата ядерной державы в регионе.[5]

Впрочем, многие ближневосточные арабские государства не склонны слишком драматизировать ситуацию. Они всецело рассчитывают на расположенные в регионе военные базы США, которые, несомненно, способны противостоять Ирану, даже если тот решится применить атомное оружие. Именно наличие американских военных баз США в арабских странах, как полагают руководители последних, есть главная гарантия успешного противостояния Тегерану, если он решится применить ядерное оружие против своих арабских соседей.

Такие настроения арабских государств, естественно, не вызывают энтузиазма в Тегеране. Лидеры арабских стран справедливо опасаются, что при определенных обстоятельствах Иран может не только направить на их территории отряды «коммандос» с заданиями совершить диверсии на нефтепромыслах и нефтепроводах, но и прибегнуть к прямой агрессии с применением ядерного оружия. Косвенным подтверждением тому служит развернувшееся в Иране производство быстроходных катеров, применяющихся именно для диверсионных целей – прежде страна закупала такие катера в Европе. В ответ на эту потенциальную угрозу арабские шейхи пригласили и приняли недавно на службу специальные команды диверсантов из Германии, Англии и Бельгии.[6] Некоторые приватные источники утверждают, что такие же защитные отряды уже дислоцированы в Кувейте и на некоторых островах арабских стран Залива. Среди бойцов будто бы замечены также поляки и хорваты.

Впрочем, мировую общественность больше всего волнуют проблемы отношений Ирана отнюдь не с Кувейтом. Наиболее взрывоопасным представляется противостояние Иран – Саудовская Аравия, которое пока не дошло до критической точки, но определенно приближается к ней. Многие аналитики считают, что если Иран когда-нибудь решится начать войну против арабских соседей, то в первую очередь он выступит именно против Саудовской Аравии. Это предположение сознательно или непреднамеренно – в данном случае это не имеет принципиального значения – активно муссируется в СМИ многих стран.

 

ЗАВЕТАМ ХОМЕЙНИ ВЕРНЫ…

 На первый взгляд, у такого предположения не слишком много оснований. В самом деле: и Саудовская Аравия, и Иран примерно в равной степени считаются «кузницами международного терроризма». Напомним, что семьи некоторых американцев, погибших в результате теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г. предъявили судебные иски именно руководству Саудовской Аравии как главному пособнику «великой американской трагедии». Основания для таких обвинений существуют. Главное из них заключается в том, что акция такого масштаба стоит очень дорого – не сотни и даже не миллионы долларов. Для ее проведения нужен очень богатый «спонсор». И очень богатая страна – Саудовская Аравия – вполне подходит для роли такого спонсора.

Уместно также вспомнить, что в 1980-е гг. именно Иран и Саудовская Аравия активнее всех поддерживали так называемое «партизанское движение» в Афганистане, противостоящее контингенту советских войск в этой стране. И дело не ограничивалось только финансовой поддержкой моджахедов – обе страны направляли туда и свои силы специального назначения, которые проходили там переподготовку и набирались боевого опыта.

Вот почему автор более чем скептически относится к появляющимся сообщениям о том, что Иран время от времени выдает Эр-Рияду какое-то число талибов, уличенных в деятельности против Саудовской Аравии. В арабском мире своих не выдают и не продают, а обычно разбираются в возникших недоразумениях «по-семейному», без лишней огласки.

Но вместе с тем нельзя игнорировать и тот факт, что основатель Исламской Республики Иран имам Хомейни крайне негативно оценивал режим Саудовской Аравии, призывая мусульман всего мира «…осознать степень зависимости династии Сауда от великих держав и, в частности, от империалистической Америки, роль этой династии в распространении антирелигиозной доктрины, давнюю историческую вражду с шиитами, сторонниками Али, предательское отношение к борьбе героического палестинского народа, массовое убийство иранских и неиранских паломников в Храме Божьем (Здесь имеется в виду гибель иранских паломников во время хаджа в 1987 г. Тогда в Мекке произошли стычки саудовской полиции с иранскими паломниками, устроившими манифестации против США и Израиля; погибло около 400 человек. После этого Иран разорвал дипотношения с Саудовской Аравией, которые были восстановлены только после смерти Хомейни – А.Т.), нарушение безопасности священных мест, разгром и подавление борцов за свободу в пределах Саудовской Аравии и за пределами этого полуострова, растрачивание богатств мусульман и другие злодеяния этой династии…»[7]

Таким образом, как бы в тактическом плане ни складывались отношения между Ираном и Саудовской Аравией, эти страны никогда не станут стратегическими союзниками. В Иране очень высоко ценятся идеологические постулаты, оставленные основателем их государства, менять которые в этой стране не будут ни при каких обстоятельствах. Тем более, что Хомейни весьма критически высказался в адрес ваххабизма, культивируемого в Саудовской Аравии: «…Ваххабиты, пользуясь богатством мусульман, действуют также в культурно-пропагандистских аспектах и воплощают в жизнь разрушительные планы сверхдержав». Он также утверждал, что саудовский король Фахд «…распространяет полное предрассудков учение ваххабитов и склоняет несведущие народы на сторону сверхдержав».[8]

Хотя в истории отношений двух стран в 1999 г. был непродолжительный период, когда Саудовская Аравия пыталась нормализовать отношения с Ираном, несмотря на то, что совсем недавно она поддерживала Багдад в его противостоянии с Тегераном. Эти попытки кончились ничем и лишь привели к конфликту Эр-Риада с ОАЭ, которые всегда выступали за полное уничтожение режима аятолл в Тегеране.

Из всего этого прямо следует, что у Саудовской Аравии просто нет другого выбора, кроме как оставаться верным и преданным союзником США. И в отношениях с Ираном лидеры этого государства всегда будут делать то, что попросит, а точнее потребует Вашингтон. Прямым доказательством тому может служить заявление министра иностранных дел Саудовской Аравии принца Сауда аль-Фейсала, сделанное им в сентябре 2005 г. в Вашингтоне, в котором он осудил Иран за вмешательство во внутренние дела Ирака. [9] Естественно, такие заявления не остаются незамеченными в Тегеране.

Саудовская Аравия поддерживает действия США в Ираке, что само по себе означает активное противодействие Ирану. Есть сведения, что Саудовская Аравия помогала деньгами и оружием суннитским радикальным группировкам, действующим в районе Басры. [10]

В начале 2006 г. израильская газета «Джерузалем пост» сообщила, что саудовский министр иностранных дел в одном из своих выступлений укорял Запад за то, что тот позволяет Тегерану реализовывать программу создания ядерного оружия. [11]

В мае 2006 г. министр внутренних дел Саудовской Аравии шейх Наиф ибн Абдель Азиз публично высказал мнение, что Запад должен ужесточить контроль над ядерной программой Ирана. МИД ИРИ отреагировал почти мгновенно и крайне жестко. Официальный представитель иранского внешнеполитического ведомства Хамид Реза Асефи выступил с ответным заявлением, в котором подчеркнул, что «…Иран никогда не стремился к созданию атомной бомбы и не нуждается в ней». Асефи призвал саудовских представителей «…не делать под чужим влиянием не соответствующих действительности заявлений». «Национальная ядерная программа Ирана,- заявил он,- реализуется под полным контролем Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), и наша страна предприняла необходимые меры по установлению доверия… Исламская Республика Иран выступает за освобождение всего региона от ядерного оружия, однако настаивает на том, что мирные атомные технологии являются правом всех государств, в том числе и Ирана… Создается впечатление, что они (представители Саудовской Аравии – А.Л.) забыли о ядерных арсеналах сионистского режима и намереваются оказать давление на Иран за то, что он реализует мирную атомную программу».[12]

Особенно возмутил иранский МИД призыв саудовского министра, обращенный к Тегерану, «…выполнить требование мирового сообщества и приостановить обогащение урана». При этом министр бестактно напомнил Тегерану, что в свое время «…ядерные объекты Ирака были уничтожены Израилем до запуска их в эксплуатацию». То есть фактически предложил Израилю сделать с иранскими ядерными объектами то же самое, что еврейское государство сделало с аналогичными объектами в Ираке. [13]

Тем не менее, несмотря на все эти «пассажи» иранских деятелей, западные аналитики нередко высказывают предположение, что Иран был бы не прочь войти в систему региональной безопасности и в общую экономическую зону стран Залива. И потому, мол, рано или поздно он попытается установить более или менее доверительные отношения с главными государствами региона – Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами (ОАЕ). Полагаем, что этого никогда не будет. Система региональной безопасности Персидского залива обслуживает интересы только арабских стран. И, учитывая идеологические и конфессиональные противоречия, в значительной мере направлена против Тегерана. Какое-то политическое объединение Ирана с его арабскими соседями абсолютно невозможно. Ну, разве лишь в том случае, если персы объявят себя арабами…

Появляющиеся время от времени в западной прессе предположения о возможном укреплении отношений между арабскими странами и Ираном можно объяснить недостаточной информированностью аналитиков о реальной ситуации в регионе Персидского Залива. Либо рассматривать эти публикации как акции, отвлекающие внимание общественности от происходящих там событий. В частности от того, что в Саудовской Аравии давно уже разработаны планы непосредственного участия этой страны в свержении режима мулл в Тегеране. [14]

 

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА…

Между тем, западные военные специалисты оценивают ситуацию в данном регионе куда более реалистично. Бывший руководитель штаба ВВС США генерал-лейтенант Томас Маклнерни, анализируя ситуацию вокруг Ирана, утверждает, что дипломатические усилия, включая те, что исходят от арабских стран, не имеют перспектив, и единственное средство умерить агрессивные, в том числе ядерные, амбиции этой страны – военное давление. Для этой цели, как полагает генерал, должна быть создана коалиция против Тегерана, в которую войдут вооруженные силы Саудовской Аравии, Иордании, Египта, ОАЭ, Кувейта, Катара, Турции, а также Англии, Франции, Германии и США. Последним, естественно, должна принадлежать в этой коалиции руководящая и направляющая роль.[15]

Добавим, что в развернутом документе, составленном генералом, Саудовская Аравия называется в числе главных «составляющих» коалиции. Что вытекает из военного потенциала этого государства, который и в самом деле значителен. Впрочем, Саудовская Аравия не раз заявляла, что не желает активно включаться ни в какие военные конфликты в регионе. Но участия в той или иной форме в решении возникающих в Заливе проблем ей, скорее всего, не избежать.

А вот участие Турции в коалиции представляется вообще маловероятным – слишком много у Анкары общих с Тегераном забот, связанных с Ираком и курдской проблемой. Франция и Германия также могут отказаться войти в коалицию. У Парижа вообще особые отношения с этим регионом. Уместно напомнить, например, об отказе французов направить свои войска в Афганистан.

Исламская Республика Иран тем временем не устает утверждать, что не собирается нападать первой ни на одну из арабских стран и усложнять международную ситуацию в регионе. Насколько искренни эти заявления, может показать только время. По нашему мнению, современные отношения между Эр-Риядом и Тегераном являют пример иезуитской политики, когда каждая из сторон скрывает свои истинные намерения, надеясь извлечь для себя максимальные выгоды.

Какое развитие событий в связи с появлением в регионе двух ядерных государств – Ирана и Израиля (впрочем, заметим, что последний официально не признает наличия у него атомного оружия) арабские государства считают для себя наиболее предпочтительным? Заслуживающий доверия информатор автора из Кувейта сказал, что для арабских стран было бы самым лучшим, если бы эти две страны – Иран и Израиль – использовали свой атомный арсенал исключительно друг против друга. Ведь в этом случае оба государства оказались бы обескровленными, что, естественно, повысило бы «уровень безопасности» арабских стран, а также укрепило бы позиции США как надежного «щита» для всего региона.

Но такие откровенно циничные взгляды и надежды разделяют не все – ведь оснащенные ядерным оружием ракеты могут отклонится от целей и поразить территории стран Персидского залива и, что еще опаснее, - американские военные базы. Последствия такого развития событий могут оказаться трагичными не только для Ближневосточного региона, но и для всего мира. Вот почему все громче звучит голос политических и общественных деятелей арабских стран, ставящих вопрос о создании здесь зоны, свободной от ядерного оружия. Но эта идея почему-то не находит пока реальной, действенной поддержки на Западе, а также у великих государств, включая Россию.

В этой статье названы лишь некоторые проблемы, вставшие перед арабскими странами в связи с растущими ядерными амбициями Исламской Республики Иран. Для их решения политикам и дипломатам предстоит приложить немало сил, которые не стоит жалеть – ведь на карту поставлены не только мир, безопасность и благополучие огромного региона, но и жизни десятков миллионов людей - как арабов, так и иранцев.

А. М. ТРАЙНИН

«Азия и Африка сегодня», №1, 2007 год, с. 31-34


[1]«Die arabischen Staaten und das iranische Atomprogramm», http://www.qantara.de/webcom/show_article.php/_c-468/_nr-462/i.html

[2] См., например, интервью министра иностранных дел Судовской Аравии в январе 2006 г,: Saudi Min:West Partly To Blame For Iran's Nuclear Program., http://iraqwar.mirror-world.ru/article/76826

[4] Там же

[5] Die arabischen Staaten und das iranische Atomprogramm

Widerstand gegen regionale Machtambitionen

http://www.qantara.de/webcom/show_article.php/_c-468/_nr-462/i.html)

[6]

[7] Имам Хомейни. Последнее послание. Политико-религиозное завещание. Институт Творчества имама Хомейни. Иран – Тегеран. Второе издание. Весна 1997 года. Стр. 143-144.

[8] Имам Хомейни. Завещание.НИЦ «Тавхид».стр.5

[9] Саудовская Аравия осуждает вмешательство Ирана в дела Ирака, http://www.moscow2000.com/news/view2.asp?Id=63632&IdType=undefined

 [10]Informed Comment

Thoughts on the Middle East, History, and Religion,

http://64.233.183.104/search?q=cache:1m2N0IWJ_fUJ:www.juancole.com/2006/05/iran-cleans-up-in-iraq-iran-is-perhaps.html+Attitudes+between+Saudi+Arabia+and+Iran+now&hl=ru&ct=clnk&cd=58

[11] Вслед за этим принц Сауд аль-Фейсал поставил Иран фактически в один ряд с Израилем, отметив. «западные нации» в своё время не сумели удержать Израиль от получения ядерного оружия, что причинило арабам большой вред. http://iraqwar.mirror-world.ru/article/76826;

Saudi FM opposes Iranian attempts to build nukes,

http://www.jpost.com/servlet/Satellite?pagename=JPost/JPArticle/ShowFull&cid=1136361092119

[12]МИД Ирана раскритиковал высказывания главы МВД Саудовской Аравии по иранской ядерной программе http://www.russianamerica.com/common/arc/story.php?id_cr=98&id=271943

[13]Там же

[15] Target: Iran Yes, there is a feasible military option against the mullahs' nuclear program. by Thomas McInerney .04/24/2006, Volume 011, Issue 30

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить