Поддержка центра

Сотрудничество

Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Иран давно смотрит в сторону Запада

     Обновлено 14.12.2013

     Иран НИКОГДА не стремился к конфронтации со странами западного мира, в том числе и с Соединёнными Штатами Америки. Основным его идеологическим и политическим противником и даже врагом ВСЕГДА выступала Россия – будь она в виде царской империи, социалистического государства или их антипода – современной президентской России.

    Ещё в начале 80-х годов прошлого века мы защищали данную точку зрения (шедшую вразрез с общепринятым тезисом об «иранском антиамериканизме») в кабинете у Е.М.Примакова в его бытность директором Института востоковедения СССР. И Е.М.Примаков мгновенно всё понял, в отличии от многих других.

   Данную мысль мы проводили и в открытых публикациях. В частности, делали это в статье «Иранский фундаментализм в Средней Азии», опубликованной в 2001 году «(Ислам и политика», Москва, Крафт+ИВ РАН, с. 276)

   Приводим текст статьи почти полностью.

«Руководители Исламской республики Иран никогда не отказывались от идеи распространения идеалов исламской революции в мусульманском мире и вне его. В полной мере это относилось и к среднеазиатскому региону СССР, получившему позднее название Центральная Азия. Иранцы всегда полагали, что имеют на это не меньше прав, чем другие страны, которые не только открыто пропагандируют собственные ценности и образ жизни, но и защищают свои национальные интересы далеко за пределами государственных границ.

В этой позиции Тегерана не произошло каких-либо принципиальных изменений.

Первый зондаж ситуации в Центральной Азии был проведен … вскоре после свержения монархии. В СССР была направлена специальная делегация. Возглавлял ее достаточно известный в тот период религиозный деятель ходжат-оль-эслам Шабестари. В результате проведенной работы иранские аналитики пришли к двум принципиальным выводам.

Первый вывод: в ближайшем будущем рассчитывать на поддержку идей исламской революции со стороны

советских мусульман нельзя, поскольку отсутствует реальная база для недовольства существующим строем, т. е. социализмом. Социализм в Советском Союзе, - отмечал Шабестари, - постарался осуществить экономическую справедливость в широких пределах, и потому все советские люди, в том числе и мусульмане, не испытывают особых недостатков в том, что касается их материальных нужд; и по этой причине отсутствуют побудительные мотивы для того, чтобы возник новый социальный порядок". Кроме того, властями обеспечивается конституционное право на свободу вероисповедания; мусульманское духовенство не имеет особых проблем с правительством и в финансовом отношении достаточно независимо от него. Потому говорить о построении там исламского общества преждевременно.

   Второй вывод: исламское движение в СССР "видится", т. е. предпосылки к нему существуют, и в перспективе оно должно все-таки появится, поскольку советские мусульмане, несмотря на то, что они не против социализма, стремятся в то же время к обретению "своей исламской сущности". Однако сделать это нельзя без восприятия ислама как идеологии, на основе которой можно решать, по мнению Шабестари, политические, экономические и культурные проблемы. Существованию же ислама как идеологии такого рода всегда препятствовала КПСС, сосредоточившая в своих руках всю полноту власти, с чем многие мусульмане не согласны. Перспективы зарождения исламского движения за создание исламского общества будут тем реальнее, чем в большей степени мусульмане будут думать о духовных проблемах, нежели о материальных потребностях1

После гибели СССР исламское руководство Ирана использовало новую ситуацию, сложившуюся в мире, для своего проникновения в государства Центральной Азии. Причем на интересы России Иран обращал все меньше внимания. Сама Россия стала восприниматься иранским руководством как не вполне самостоятельное государство, которое пытаются использовать в своих интересах политики мирового уровня, желающие ослабить ее и вытеснить из региона. Один из самых откровенных западных политиков 3.Бжезинский5 прямо заявляет в этой связи: "Я предпочту в России хаос и гражданскую войну тенденции воссоединения ее народов в единое, крепкое, централизованное государство"6. Он полагает также, что после уничтожения коммунизма главным   врагом   Запада является православие (с которым связаны духовные традиции русских, составляющих более 80% населения России). Иран, конечно, не разделяет официально такой прямолинейной оценки православного христианства. Но и не может ее полностью отрицать, учитывая события на Балканах. Не случайно еще несколько лет назад в иранской прессе обсуждался вопрос об организации исламскими странами торгово-экономического бойкота России за поддержку "Москвой сербских преступников". Раздавались даже призывы разорвать дипломатические отношения с Россией7.

Складывается впечатление, что … Иран фактически получил от Запада неофициально своего рода карт-бланш на деятельность не только на Балканах, где он поддерживает       мусульман против сербов всеми возможными средствами8, но и в Центральной Азии. При условии, что эта деятельность будет способствовать хотя бы в какой-то степени ослаблению позиций   России в регионе. Объективно этой цели могут служить экономическая активность Ирана и (что парадоксально !) некоторые идеологические установки ИРИ. Те из них, которые имеют явную или объективную антироссийскую или антирусскую (что часто одно и то же) направленность или окраску.

   Тегеран понимает, что его экономической и миссионерской деятельности на территории СНГ Соединенные Штаты (а тем более другие страны Запада) никогда не будут серьезно препятствовать до   тех пор, пока она будет отвечать геополитическим интересам США и     их союзников. К тому же в самой России существуют сторонники иностранного миссионерства. …Опираясь на такую позицию,     некоторые силы в России готовы,   возможно,   поддержать соответствующую деятельность Ирана в Центральной Азии.

   Присутствие Ирана в Центральной Азии пока не соответствует уровню, на который он рассчитывает.

  Фактически Исламская республика Иран превращается в перспективного   конкурента   российских   производителей   и предпринимателей в самых различных сферах деятельности.

     Развивающемуся Ирану нужны рынки Центральной Азии, за которые он не только готов бороться, но и давно исподволь ведет борьбу. Только не всегда ее можно увидеть. Иран и в будущим будет делать все возможное, чтобы укрепиться на них. И, конечно, он всегда будет стремиться вытеснить своих реальных и потенциальных конкурентов, в том числе (или даже прежде всего) российских и русских, проживающих в Центральной Азии. Для этого есть и интересная идея…: создание "объединенного экономического фронта стран третьего мира"15, под которым подразумеваются прежде всего мусульманские страны, в том числе государства Центральной Азии.

   В этой связи есть основание полагать, что Иран еще в начале 90-х годов внес определенный вклад в развитие исламского движения в регионе16 с антироссийским и антирусским оттенком, исходя из собственных   геополитических   интересов   и   экономических потребностей государства. Сугубо идеологические постулаты (о мусульманском единстве, борьбе против "неверия" за "истинный ислам" и т. п.) в данном случае выполняли инструментальную функцию создания благоприятного для Ирана общественного климата. Там поняли, что этого можно добиться прежде всего путем устранения различных форм советско-российского (=русского) присутствия и влияния в регионе.

   О готовности ИРИ участвовать в противостоянии России в Центральной Азии свидетельствует та антироссийская и антирусская кампания, которая возникла в Иране на базе традиционного скептицизма по отношению к северному соседу и идеологического антисоветизма. Кампания эта по сути никогда не прекращалась. Менялись лишь ее масштабы, уровни и формы в зависимости от конкретной   ситуации.   Первоначально   акцент   делался   на однопорядковости США и СССР по отношению к исламской     революции, пока не последовало ранее известное, но уже забытое, заявление Л. И. Брежнева о недопустимости вмешательства США во внутренние дела   суверенного   государства   Иран. Затем акцентировалось внимание на антиисламской деятельности СССР (=России) в Афганистане. И всегда Иран вставал, официально и неофициально, на сторону "притесняемых" и "обездоленных" мусульман. (К слову сказать, аналогичную позицию занимали и США). Иранская пресса 90-х годов изобилует такого рода материалами, в которых Россия и русские выглядят угнетателями и притеснителями, т.е. тем злом, с которым призывал бороться еще имам Хомейни. Они отражают мнение определенных, в том числе и официальных, политических кругов, которое не скрывалась от братьев по вере.

Интересно отметить, что касаясь темы взаимоотношений России и Средней Азии, иранская пресса перепечатывала выдержки из работ известного советолога А. Бенингсена, где русские характеризуются как агрессоры, которые расчленили ее на отдельные республики, стремились уничтожить там ислам и т. п. Антирусские мотивы присутствовали и в публикуемых интервью со среднеазиатскими религиозными деятелями, подчеркивавшими свою заслугу перед исламом тем, что препятствовали смешанным бракам с русскими.

         Справедливо, с точки зрения ислама, гордился этим и имам пятничной мечети в Ташкенте Ахмад Собур, радовавшийся исходу славянского населения из Узбекистана. Нашли иранцы недовольных русскими и среди авторитетных лиц в Бухаре. Так, глава организации "Аль-Хайат" обвинил русских в том, что они установили свое господство и отделили мусульман Центральной Азии от остального мусульманского мира17. Каналы получения такого рода информации между Ираном и Центральной Азией работают в обоих направлениях.

    Примером   может   служить   и   деятельность   иранских дипломатических представительств, обязанных доводить до сведения местного населения позицию своей страды по различного рода вопросам, в том числе путем распространения соответствующей литературы. В одном из таких документов, датированном 1995 годом высказывается, в частности, мнение международного отдела "Культурной организации имама Хомейни" об отношении к русским как к разрушителям ислама. Цитируем дословно:   "Наравне с истреблением национальной сущности мусульман в Советском Союзе русские вели серьезную борьбу с исламской культурой в мировых масштабах. С этой целью они издавали множество антирелигиозных книг и содействовали созданию коммунистических партий в исламских странах".

     И далее. «Последней попыткой русских в деле уничтожения мусульман стала оккупация Афганистана, и в случае ее успеха и расширения марксизма это могло бы стать предисловием к уничтожению исламских обществ на Ближнем Востоке и в Азии"18. Несмотря на то, что в 1995 г. Советского Союза уже не было, составители указанного текста не сочли нужным внести в него какие-либо изменения, что симптоматично, поскольку не может быть объяснено забывчивостью или нерасторопностью чиновников.

       Имеющее место сотрудничество между Ираном и Россией ни в коем случае не может означать принципиальных изменений в его политике в Центральной Азии. Напротив, после наметившегося закономерного, на наш взгляд, сближения между Ираном и США," она может быть только усилена в сторону ужесточения антироссийских позиций. Ибо Тегеран, как представляется, считает русских не менее опасными врагами исламской системы, чем американцев.

Кроме того, иранская идеология революционного ислама уже отчасти живет своей собственной жизнью независимо от нынешнего иранского режима, дрейфующего, похоже, в сторону Запада. Многие содержащиеся в ней рецепты будут неизбежно привлекать новых адептов в Центральной Азии, численность которых будет расти.»

     Позднее мы писали о роли Ирана в выводе российских пограничников из Таджикистана, о вкладе иранского руководства в ликвидацию прежнего статуса русского языка в средней Азии и т.п. Но есть ещё масса очень острых проблем которые ждут своего освещения, хотя они и видны невооружённым глазом. Просто надо уметь это увидеть беспристрастно.  

   Посещение Ирана в 2007 году в очередной раз подтвердило нашу убеждённость, что реальная ситуация в Иране разительно  отличается от  изображаемой в российских СМИ, а иранские "революционные" аятоллы ещё с 1979 года были готовы к преимущественному развитию тесных отношений со странами Запада и США. И только политика Запада не позволила реализовать их намерения в полной мере.

Если принять во внимание, что западные аналитики умеют просчитывать события на долгосрочную перспективу, то вполне возможно, что такой вариант развития видимых отношений с Ираном был и спрограмирован. О сотрудничестве Ирана с Западом и США я писал как минимум в 2000 году.

  Отчасти этому был посвящён соответствующий материал в издании "Советник Президента" в 2008 г., хотя основная задача той публикации была иная: в период увлечённости российскими политиками Ираном надо было донести мысль о том, что в Иране далеко не всё благополучно, и этот режим не оправдал ожиданий народа.

   Не надо удивляться тому, что сейчас наблюдается улучшение отношений Ирана и Запада. Это вполне  закономерно, как закономерно и то, что в недалёком будущем будут заключены и открытые соглашения о военно-техническом сотрудничестве Ирана с государствами блока НАТО

          

    Об авторе.

  ЛУКОЯНОВ Александр Константинович родился в 1952 г. Окончил Ленинградский Государственный Университет (ЛГУ) по специальности «история Ирана». Неоднократно был в Иране, в частности работал переводчиком персидского языка. Защитил диссертацию кандидата исторических наук на тему «Идейно-политические течения современного Ирана». С 1996 г. сотрудник Отдела Ближнего и Среднего Востока (Лаборатория курдских исследований, сектор Афганистана). Автор монографий «Исламские концепции общественного развития" (1989), «Исламская революция. Иран-опыт первый» (2009), «Теория и практика исламской революции в Иране» (2011), автор работ по проблемам истории, идеологии и политики в Иране, Ираке, Афганистане, Пакистане, Средней Азии, на Кавказе и др.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить