Поддержка центра

Сотрудничество

Поиск

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Иранские аятоллы и смерть Арафата

Иранские аятоллы и смерть Арафата

А.К.Лукоянов

29 ноября 2004

Отношения Ирана с Организацией освобождения Палестины (ООП) иранские исламские революционеры поддерживали с давних пор. Ещё в 1975 г. приезжал в Ливан для встречи с членами "исламской оппозиции", часть из которых проходила военную подготовку в лагерях ООП, ходжат-оль-эслам Хашеми Рафсанджани, ставший позднее президентом Исламской республики Иран (ИРИ). В то же время, у шиитов к палестинцам издавна двойственное отношение. С одной стороны, палестинцы рассматривались ими как жертвы сионизма, а с другой – как причина многих беспокойств. Критически к ним относился лидер ливанских шиитов Муса Садр, с которым активно сотрудничали исламские иранские революционеры. Есть основания полагать, что созданная им организация АМАЛЬ сыграла важную роль в подготовке вооруженных формирований иранцев, составивших костяк "стражей исламской революции" – основной военной опоры исламского иранского режима в первые годы после свержения монархии.

Известно, что первый министр обороны ИРИ Мустафа Чамран почти в течение десяти лет был членом АМАЛЬ. Незадолго до своего исчезновения в 1978 г. Муса Садр сказал ливанскому политическому деятелю Кариму Пакрадуни следующее: "Палестинское сопротивление – это не революции; в ней нет жертвенности (шахадат – А. Л.). Эта военная машина, которая терроризирует арабский мир. С оружием Арафат получает деньги; с деньгами он может подкармливать прессу; благодаря прессе может получить внимание мирового общественного мнения... Шииты, наконец, преодолели свой комплекс неполноценности в отношении палестинских организаций".

Тем не менее, сразу после свержения монархии в Иране новые власти открыли в Тегеране посольство ООП. Казалось, что между ИРИ и ООП создадут прочный союз. Вскоре, правда, стороны начали разочаровываться друг в друге. Иранцы искренне верили в великое предназначение своей исламской революции и рассчитывали на поддержку своих идей со стороны Арафата. Однако он шел своим путём, стремясь оставаться независимым политиком и отказываясь от исламизации палестинского движения, что, естественно, вызывало недовольство Тегерана, ориентирующегося на поддержку прежде всего исламских движений "угнетённых" и "обездоленных".


Кончиной Ясира Арафата (Абу Омара), с которым у иранских аятолл были далеко непростые отношения, они, похоже, не очень опечалились.

Исламская республика Иран (ИРИ) выполнила, как того требует имидж друга палестинского народа и борца с сионистским режимом, все необходимые формальности, приличествующие такому скорбному событию. В религиозных центрах Ирана прошли церемонии поминовения Ясира Арафата.

11 ноября в связи с кончиной главы ООП и руководителя Палестинской Автономии (ПА) правительство ИРИ обнародовало заявление, в котором говорилось: "Известие о кончине Ясира Арафата было воспринято нами с горечью и печалью. Несомненно, выдающаяся роль палестинского лидера в деле защиты законных прав народа Палестины и его борьбы в течение полувека с израильскими оккупантами, не является секретом ни для одного свободно мыслящего и беспристрастного человека". Выразив своё сочувствие и поддержку угнетаемому народу Палестины, правительство Ирана призвало "палестинскую нацию" к сохранению единства и сплоченности.

Аналогичное соболезнование последовало и от экс-президента ИРИ Хашеми Рафсанджани. При этом он в дипломатичной форме, отметил, что политический курс Арафата не привел к желаемым результатам, поскольку палестинцы не смогли сплотиться воедино и создать собственное независимое государство. Он также выразил надежду на то, что палестинские группировки не позволят сионистам воспользоваться отсутствием личности подобной Арафату и создать нестабильную обстановку на западном берегу реки Иордан и в секторе Газа для укрепления там своего оккупационного режима.

Президент Ирана Мохаммад Хатами 12 ноября "выразил свою поддержку угнетаемому народу Палестины" тем, что принял участие в демонстрации по случаю Международного дня Палестины около Тегеранского университета, на которой выступил на традиционной пятничной проповеди. В этот же день на похороны лидера ООП в Египет должен был вылететь министр иностранных дел Ирана Сеййед Камаль Харрази. Никто из лидеров более высокого ранга участия в похоронах Арафата не принял.

С послом Палестины в Иране Салахом Завави президент Ирана встретился в Тегеране 16 ноября. В ходе этой встречи Мохаммад Хатами передал Завави официальное послание соболезнования палестинскому народу по случаю кончины Ясира Арафата и выразил надежду, что народ Палестины с еще большей сплоченностью будут стремиться к победе в своей борьбе. Салах Завави, в свою очередь, отметил всестороннюю поддержку Ираном борьбы палестинского народа и поблагодарил Президента ИРИ за прием и лечение раненых палестинцев.

Что касается духовного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, он не сделал ни одного заявления в связи со смертью Арафата. Одно из объяснений такого поведения руководителя Ирана – следствие конфликта с Арафатом в 1998 г. Тогда лидер ООП пообещал израильтянам начать борьбу против исламских экстремистов и исламистских террористических групп в обмен на частичный вывод израильских войск из Иудеи и Самарии. Этот поступок аятолла расценил как предательство и назвал "бесстыдным предателем" самого Арафата. Правда, отношения между Ираном и Арафатом портились и раньше. Например, после заключения израильско-палестинских мирных соглашений в Осло в 1994-м году. Тогда один из иранских религиозных деятелей даже издал фетву, призывающую к убийству палестинского лидера.

Однако после этого, как известно, отношения между Арафатом и ИРИ развивались достаточно успешно, чему способствовало начавшееся в сентябре 2000 г. восстание, вторая интифада, побудившая иранских радикалов к активному сотрудничеству с Арафатом.

Израильтяне всегда были убеждены, что за спиной Арафата постоянно присутствовал Иран, снабжающий его оружием. В январе 2001 г. израильскими коммандос было перехвачено судно "Карин-А", на борту которого находилось, по заявлению израильтян, 50 тонн иранского оружия, в частности, минометы, ракеты, которые позволили бы палестинцам обстреливать практически любой израильский город, пластическая взрывчатка "С-4". Эта поставка вооружения, по мнению израильтян, могла бы серьезно обострить конфликт и изменить баланс сил в зоне конфликта.

В марте 2002 г. в "Нью-Йорк Таймс" была опубликована статья о том, что в 2001 году, во время своего визита в Москву, где он встречался с Владимиром Путиным, Ясир Арафат, через своих помощников, заключил с представителем Ирана тайное соглашение о поставках в Палестинскую автономию тяжелых вооружений и боеприпасов. Соглашение о партнерстве, как пишет "Нью-Йорк Таймс", было заключено на тайной встрече в Москве в мае 2001 года между двумя помощниками Арафата и представителями иранского правительства. Правда, обе стороны категорически отрицали наличие такого соглашения. К тому же, странную на первый взгляд позицию заняли в связи с этим США. Администрация США подтвердила информацию о секретном ирано-палестинском соглашении о поставках оружия, выразив озабоченность сообщениями на эту тему. На вопрос о том, насколько достоверна информация о тайных договоренностях между Ираном и администрацией Палестинской автономии, опубликованная газетой "Нью-Йорк Таймс", вице-президент ответил, что в данный момент он не в состоянии подтвердить ее, а заниматься спекуляциями считает неправильным. Вместе с тем, вице-президент США Дик Чейни напомнил о перехвате в январе 2002 года судна с грузом иранского оружия, направлявшегося к палестинским берегам. Он согласился, что "там было оружие, закупленное в Иране, транспортировку которого осуществляла "Хезболла", а получателями были элементы в руководстве Палестинской автономии", подвергнув сомнению "более глубокий уровень сотрудничества" между Ираном и ПА. Аналогичным образом сообщение о секретной ирано-палестинской сделке прокомментировала советник Джорджа Буша по национальной безопасности Кондолиза Райс, сопровождавшая президента в поездке по странам Латинской Америки. "Мне ничего не известно о встрече в Москве, – заявила она в воскресенье 24 марта 2002 г., во время пребывания в Сальвадоре. – Это было бы весьма негативным развитием ситуации на Ближнем Востоке".

Наблюдатели отметили тогда, что власти Израиля были обеспокоены смягчением позиции Вашингтона в отношении Ирана, которого всегда причисляли к категории террористических режимов. Тем более, что, по американским данным, Иран напрямую щедро финансирует организацию "Исламский джихад" и поддерживает "Хамас", активисты которых проходили подготовку в лагерях проиранской "Хезболла" в Южном Ливане.

Действительно многое изменилось в настоящее время во взаимоотношениях многих государств. Не так однозначны и отношения между Ираном с его "заклятыми" врагами и соратниками по борьбе с сионизмом.

Эта неоднозначность определяет и поведение иранского руководства, учитывающего постоянно меняющуюся расстановку сил в регионе и мире в целом. Потому, видимо, лидер Ирана публично так прохладно и отреагировал на известие о смерти Арафата. К тому же, как отметил, официальный представитель МИД Израиля Марк Регев накануне встречи в Иерусалиме министров иностранных дел России, Великобритании, США и Египта во второй половине ноября 2004 г., после смерти Ясира Арафата в международном сообществе возникло ощущение, что открываются новые возможности в деле ближневосточного урегулирования.

В этих условиях Иран, конечно, будет всеми силами стремиться воспользоваться изменившейся ситуацией, чтобы остаться влиятельной силой, с которой необходимо считаться всем сторонам, заинтересованным в разрешении ближневосточного конфликта. С Ясиром Арафатом иранские аятоллы, похоже, простились без особого сожаления, поскольку в новых условиях нужны новые подходы. В том числе и в отношении тех исламских палестинских организаций, на которые Иран опирался ранее при проведении своей ближневосточной политики, и поддержка которых до сих пор является одной из конституционных обязанностей исламского режима Ирана.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить