Поиск

Последние материалы

Наши партнёры



 Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

Россия в стратегических планах Ирана

Обновлено 05.04.7527 г. от Сотворения Мира  (=2019 РХ)

Солнечный Календарь Руси

К 40-летию Исламской революции в Иране (1978-79 гг.)

Вспоминаю муллу, который во время революции специально дожидался возвращения советских специалистов с работы (в пос. Чогарт около г. Бафк, где местное население относилось к ним с большим уважением), чтобы демонстративно плюнуть в сторону их автобуса (; лозунги "Смерть СССР", "Смерть США";  улыбающихся мулл, принявших меня за немца; радостные лица простых иранцев, которые рассматривали фотографии казнённых чиновников шахской системы... Быстро казнили и премьер-министра Аббаса Ховейду, не позволив ему написать мемуары. Народ ликовал, рассматривая в газетах фотографии мёртвых тел поверженных властителей ...

"Исламская революция иранских ариев"

Просим сылаться на автора при использовании данного материала.

Глава 10

(это- часть главы; полный вариант - 38 стр.)

Россия в стратегических планах развития Ирана

(к вопросу о проблеме)

Лукоянов Александр Константинович

 ***

Руководство Ирана давно рассматривает Россию не только как партнёра для решения своих задач на краткосрочный период, но и как важный элемент своих долгосрочных программ развития с учётом постоянно меняющегося соотношения сил основных политических игроков мира.

Для того, чтобы понять и верно, по возможности, оценить подход руководства Исламской республики Ирана (ИРИ) к роли России  в его стратегических планах развития, необходимо, на наш взгляд, максимально чётко понимать стратегические цели Ирана и задачи по реализации этих целей.

Эти цели являются продолжением шахских планов. В то же время, они стали более масштабными, с новой спецификой, обусловленной изменившейся международной обстановкой, постоянно меняющимся соотношением сил мировых игроков.

Основной стратегической целью руководства современного Ирана является превращение этой страны в важный «полюс силы», способный оказывать влияние на ход мировой истории и даже определять отдельные направления её развития.

Также необходимо помнить, что Иран всегда играл на противоречиях между Россией и Западом. В нынешней ситуации он действует так же. Он успешно использует ситуацию, сложившуюся после развала СССР, для укрепления своего военно-экономического потенциала. Более того, Иран умело осваивает то геополитическое пространство, которое Россия, по своей политической слабости, оказалась не в состоянии контролировать, а тем более использовать в своих интересах.

***

Без краткого экскурса в недавнюю историю Ирана невозможно правильно понять и оценить современное состояние проблемы роли России в стратегии развития Ирана.

Потому отметим несколько важных, с нашей точки зрения, положений.

Отношения между Ираном и Россией всегда носили очень непростой характер.  Сложность и противоречивый характер этих отношений  в прошлом  в значительной степени отражаются и на взаимоотношениях между двумя странами в настоящее время и, с нашей точки зрения, будут играть важную роль в будущем

Россия всегда оставалась для Ирана именно Россией, вне зависимости от формы государственного устройства, идеологии или существующего там политического строя.

В период существования Советского Союза, преемником которого является современная Российская Федерация, Иран был непосредственным соседом России, что в значительной степени определяло и взаимоотношения этих государств, которые всегда носили очень неоднозначный характер.

В силу целого ряда исторических причин  (войны, оккупация во время второй мировой войны) Иран всегда настороженно или враждебно относился к России. Он старался  использовать западные державы, имевшие свои интересы в Иране, для разрешения тех противоречий, которые периодически возникали в его отношениях с северных соседом.

При последнем иранском монархе отношения между Советским Союзом и Ираном носили стабильно ровный характер и имели хорошие тенденции к развитию.

Ещё в 1956 г. шах посетил Советский Союз. В 1971 в торжествах по случаю 2500-летия иранской монархии принимал участие один из высших руководителей Советского Союза - председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный. (Был ещё и визит Н. В. Подгорного в Иран в 1970 г., когда ему даже вручили символический ключ от Тегерана.)

Сотрудничество с Россией в тот период имело большое значение для решения монархией стратегических целей развития.

Последний иранский шах Мохаммад Реза Пехлеви ставил своей стратегической задачей превращение Ирана в мощную региональную державу как наследницу идеалов великих предков – иранских ариев. Одна из работ иранского шаха называлась «К великой цивилизации» и носила характер долгосрочной программы развития страны как наследнице  империи иранских ариев.  Сам монарх имел титул «арья мехр» - «Солнце Ариев».

Иранский монарх вводил даже «шахеншахское» («шахеншахи») летоисчисление – от предполагаемой коронации Куруша Великого (в 559 г. до н.э.). 21 марта 1976 г. был объявлен первым днём 2535 года.  (Правда 27 августа 1978 года этот календарь был отменён в связи с началом исламской революции. )

В решении задачи по превращению Ирана в мощное государство  региона России (Советскому Союзу) отводилась достаточно важная роль, которую СССР и выполнял.

 В Иране с участием СССР создавались промышленные объекты, требовавшие больших финансовых и иных затрат, которые США, видимо,  не намерены были нести. Ярким примером является комплексное строительство Исфаханского металлургического комбината. Оно сопровождалось проведением в Иране соответствующих работ по обеспечению его функционирования, в том числе и с точки зрения обеспечения данного объекта сырьём и необходимыми профессиональными кадрами.

Мало кто помнит сегодня, что между Ираном и СССР имело место военно-техническое сотрудничество. Оно, конечно, не носило столь масштабного характера, как с Соединёнными Штатами Америки и Израилем, но решало возложенные на него шахским режимом задачи.

Сотрудничество с Россией выполняло и функцию защиты режима от обвинений «оппозиции» в односторонней ориентации на США.

Кроме этого, данное сотрудничество оказывало и вполне определённого воздействия (прямое или косвенное) на левые силы в Иране в части корректировки их антимонархической активности, экстремистские формы которой СССР не поддерживал.

В то же время, во время «исламской революции» 1978-1979 гг. факт сотрудничества СССР с монархическим Ираном был использован «исламскими революционерами» для организации антисоветской и антироссийской пропаганды, доходившей порой до абсурда: Россию обвиняли в том, что на грузовиках российского производства перевозились солдаты шаха для подавления антиправительственных выступлений. Мы слышали это от иранской молодёжи, которая  распространяла антисоветские лозунги «Смерть СССР!» (марг бар шурави!», но иных аргументов против Советского Союза привести не могла. 

Иран успешно воспользовался ситуацией разрушения СССР и сумел умно использовать его потенциал, прежде всего интеллектуальный, в своих целях.

Внутренние перемены в Иране и изменения мирового масштаба обусловили новые формы и методы достижения прежних целей, а также  постановку новых, более грандиозных задач.

Новые лидеры страны поставили своей задачей сделать страну сверхдержавой. Для начала сверхдержавой регионального уровня с соответствующими атрибутами – армией, флотом, космическими технологиями, атомной энергетикой будущего и т.д.

К выработке данной концепции превращения Ирана в региональную сверхдержаву были причастны российские специалисты, рассматривавшие ИРИ как перспективного союзника России в противодействии глобальной экспансии со стороны США. Не без их помощи формировались и стратегические направления реализации данной программы: превращение страны в космическую державу, строительство авианосцев для выхода  в мировой океан, создание суперсовременных технологий двойного и военного назначений и т.п.

При этом иранцы вдохновляются в своей деятельности великим прошлым страны, уходящим корнями в великую империю Ахеменидов (VI—IV веков до н. э.), которая определяла развитие огромного региона.

Для укрепления обороноспособности ИРИ в рамках концепции превращения Ирана в региональную супердержаву иранцы задействовали работали российских специалистов уровня по различным отраслям науки и техники работали.

Направления использования России в иранских планах стратегического развития сводилась, на наш взгляд, к следующему:

1.​ Создание благоприятного культурно-идеологического пространства на территории собственно России.

2.​ Создание такового пространства на территориях стран СНГ.

3​ Использование промышленных ресурсов России.

4.​ Использование интеллектуальных ресурсов России.

5.​ Использование военного потенциала России.

6. Создание проиранского лобби в различных общественно-политических структурах СНГ и России.

7.Использование России как перспективного рынка сбыта своих товаров.

8.

9.

10.

11.

13.

14

   

Сегодня мы видим, что на этих направлениях, формирующих образ государства как «сверхдержавы», Иран достиг значительных успехов.

Иранцы начали успешно работать по данным направлениям именно после разрушения Советского Союза, когда возникли наиболее благоприятные для этого условия в форме идеологической неопределённости, экономической стагнации, массового обнищания населения, тотальной коррупции бюрократического аппарата всех ведомств и т.д. (Часть такого рода благоприятных для Ирана факторов сохранилась до настоящего времени.)

В этих условиях руководство Ирана сделало ставку на тяжёлое экономическое положение в РФ, чтобы привлечь высококлассных специалистов в различных областях высоких технологий, а также на использовании тех антиамериканских сил в РФ, которые были готовы помогать ИРИ почти безвозмездно или абсолютно бескорыстно.

Представители этих сил искренне верили в антиамериканские лозунги и даже рассматривали захват иранцами американского посольства в 1979 г. и нападение на посольство Великобритании в ноябре 2011 году как демонстрацию режимом Исламской республики Иран (ИРИ) антиамериканизма и антизападничества.

Что касается проектов российско-иранского сотрудничества, то они в основном не столь масштабны и рельефны.

Иран заинтересован в России  ( как и в странах СНГ) как в рынках сбыта своей продукции. Однако этот процесс идёт пока с большим трудом. Он не достиг даже тех объёмов, которые существовали во времена Советского Союза.

          Руководство Ирана старается содействовать импорту иранских товаров в Россию, предоставляя частности,  льготные кредиты – налоговые ставки , организуя систематически разного рода выставки и семинары как на своей территории, так и на территории бывшего Советского Союза.

          Подобные мероприятия проводятся для привлечения российских инвесторов в иранскую экономику.

          Что касается нефтяного сектора  экономики Ирана, то здесь российский капитал действует наравне с другими иностранными  компаниями на основе конкуренции по разработке  иранских месторождений. Трудно предположить, чтобы они предлагали Ирану собственное технологии и оборудование, поскольку сами зависят во многом от западных производителей нефтегазового оборудования и расходных материалов для отрасли.

 Конечно, грандиозен по замыслу проект соединения каналом Черного и Каспийских морей. Однако, опять же пока совсем не ясно, что из этого получится. А главное – кто в большей степени от этого выиграет? В Иране, по крайней мере, высказываются достаточно скептические  взгляды по этому вопросу.[i]  Исключение, пожалуй, составляет российско-иранское сотрудничество в области атомной энергетики. Правда и здесь не всё так просто. Напомним, что иранская сторона ещё в 2004 г. высказывала мнение, это сотрудничество спасло «от банкротства устаревший российский атомный сектор» России.[ii]

          Россия важна для Ирана не только как торгово-экономический партнёр, но и как фактор, с помощью которого иранцы хотят преодолеть свои разногласия с США и Европой.

      Многие исследователи до сих пор не знают или полностью игнорируют оценку России аятоллой Хомейни - основателем Исламской республики Иран. Он же говорил следующее: «Америка хуже Англии, Англия хуже Америки. А Советский Союз хуже их обеих. Каждый хуже другого, каждый ужаснее другого. Но сегодня мы имеем дело с таким злостным явлением, как Америка» [iii] .

Однако именно власть официальных атеистов СССР оказала самую мощную поддержку исламскому Ирану в его противостоянии с США после установлении в этой стране новой власти. Подобной поддержки от формально религиозных «ельцинских» российских властей Иран получить уже не мог. Принципиально сменились ценности и приоритеты российских политиков, которые сделал выбор исключительно в пользу развития отношений с США.

Можно было бы возразить, что эти слова Хомейни относятся исключительно к советскому периоду России и обусловлены исключительно атеистическим характером власти в СССР; что в условиях «демократического» периода России эти слова потеряли свою актуальность и т.п.  Однако это не так.

Нельзя забывать, что после свержения монархии новое руководства Ирана провозгласило политику «экспорта исламской революции» в соседние страны.

Позднее руководство Ирана стало интерпретировать данную политику  как “экспорт культуры”. В 1984 году на встрече с послами, работниками посольств и политическими деятелями ИРИ Али Хаменени, бывший тогда президентом страны, заявил, что “экспорт культуры − самый надёжный и верный способ экспорта революции”. [iv]

С целью изучения перспектив возникновения в СССР проиранского исламского движения, в Советский Союз в 1979 году была направлена специальная делегация. Возглавлял её достаточно известный в тот период религиозный деятель ходжат-оль-эслам Шабестари. В результате проведённой работы, особенно в Средней Азии,  иранские аналитики пришли к двум принципиальным выводам.       

Первый вывод: в ближайшем будущем рассчитывать на поддержку идей исламской революции со стороны советских мусульман нельзя, поскольку отсутствует реальная база для недовольства существующим строем, т.е. социализмом. “Социализм в Советском Союзе,- отмечал Шабестари,- постарался осуществить экономическую справедливость на широком уровне, и потому все советские люди , в том числе и мусульмане, не испытывают особых недостатков в том, что касается их материальных нужд; и по этой причине отсутствуют побудительные мотивы для того, чтобы возник новый социальный порядок”. Кроме того, властями обеспечивается конституционное право на свободу вероисповедания;  мусульманское духовенство не имеет особых проблем с правительством и в финансовом отношении достаточно независимо от него. Потому говорить о построении там исламского общества преждевременно.

Второй вывод: исламское движение в СССР “видится”, т.е. предпосылки к нему существуют, и в перспективе оно должно всё-таки  появиться, поскольку советские мусульмане. несмотря на то, что они не против социализма, стремятся в то же время к обретению “своей исламской сущности”. Однако сделать это нельзя без восприятия ислама как идеологии, на основе которой можно решать, по мнению Шабестари, политические, экономические и культурные проблемы. Существованию же ислама как идеологии такого рода всегда препятствовала  КПСС, сосредоточившая в своих руках всю полноту власти, с чем многие мусульмане не согласны. Перспективы зарождения исламского движения за создание исламского общества будут тем реальнее, чем в большей степени  мусульмане будут думать о духовных проблемах, нежели  о материальных потребностях. [v]

После относительно непродолжительного периода исторически закономерной революционной лихорадки Иран вернулся на тот путь, который был намечен шахом – превращение страны в мощное региональное государство, с которым должны считаться мировые державы.

В то же время, стратегические задачи иранского руководства в отношении России значительно изменились. Иран начал планировать и реализовывать экспансию не только на «мусульманские» регионы СССР, но и на «христианские» территории  Советского Союза.

Эта экспансия носила сначала идеологический характер с целью подготовки благоприятных условий для расширения здесь экономического и даже  военно-политического присутствия Ирана.

После распада СССР Иран начал проводить специфически активную политику в отношении России, принимая во внимание отношение к ней со стороны стран Запада, и прежде всего – со стороны Соединённых Штатов Америки.

Иран коренным образом изменил отношение Ирана к России как к государству третьего или даже четвёртого уровня, с которым следует обращаться в соответствии с этим статусом: извлекать максимальную для себя выгоду для иранского государства.

Складывается впечатление, что после распада СССР  Иран получил от Запада неофициально своего рода карт-бланш на деятельность не только на Балканах, где он поддерживал мусульман против сербов всеми возможными средствами[vi], но и в Центральной Азии. При условии, что  эта деятельность   будет способствовать хотя бы в какой-то степени ослаблению позиций России в регионе. 

Тегеран  понимает, что его экономической и миссионерской деятельности на территории  СНГ Соединённые штаты (а тем более другие страны Запада) никогда не будут серьёзно препятствовать  до тех пор,  пока она будет отвечать геополитическим интересам США и их союзников.

После распада Советского Союза Иран перестал быть непосредственным соседом России. Эти государства географически отдалились друг от друга. Между ними исчезла сухопутная граница. Общая граница между ними осталась исключительно на небольшом участке Каспийского озера, что внесло соответствующие корректировки и в их взаимные отношения. Россия перестала быть единственным соседом и партнёром по Каспию.

После развала советского государства ситуация на территории бывшего СССР резко изменилась в сторону ухудшения благосостояния населения  и, естественно, изменилась и религиозная ситуация в сторону усиления влияния религии во всех её вариантах и формах.

В то же время в СССР  открылся свободный доступ проповедникам абсолютно всех верований из различных стран, чтобы заполнить тот духовный (идеологический) вакуум, в котором отчасти оказался народ, прежде всего русский, воспитанный на традициях атеизма и интернационализма. Был открыт доступ и иранским проповедникам с их идеями революционного шиитского ислама.

Вполне естественно, что Иран воспользовался сложившейся ситуацией, усилив религиозно-политическую пропаганду в поисках новых союзников и единомышленников на всей территории бывшего СССР.

В середине 90-х годов иранское руководство проводило активный зондаж религиозной ситуации в России на предмет перспектив замещения православия исламом. Тем более, что ислам шиитского толка  стали принимать и русские, восторгавшиеся духовной силой Ирана в его противостоянии с США на фоне развала и унижения перед США недавно ещё могущественного государства СССР. Мы видели таких русских шиитов и беседовали с этими неофитами, которые активно привлекались Ираном к работе по распространению своего религиозно-культурного влияния. 

В Москву с этой целью была даже направлена делегация из Организации исламской ориентации и пропаганды. Один из таких иранских эмиссаров посетил Институт востоковедения РАН с целью понять сложившуюся ситуацию в России и выяснить перспективы массового принятия русскими ислама шиитского толка (= иранского ислама). Он искренне полагал, что такое возможно, поскольку православное христианство, с его точки зрения, не пользуется поддержкой большинства населения России. Мы принимали участие в этой встрече и наблюдали разочарование иранского муллы от услышанных им ответов.

Исламский Иран после распада СССР фактически продолжал следовать провозглашённому ранее курсу экспорта идей исламской революции во имя расширения своего влияния в соседних регионах, с которого он никогда не сворачивал и ранее, но лишь периодически его корректировал.

Иран получил возможность осуществлять такую деятельность в России и странах СНГ, которая могла способствовать ослаблению позиций Российской Федерации. Это и экономическая активность, и идеологическая выверенная деятельность, направленная на распространение иранского присутствия.

 У нас есть серьёзные основания полагать, что иранские пропагандисты внесли определённый вклад как в развитие исламского движения в регионе Средней Азии, так и нагнетание там антироссийских и антирусских настроений. В иранской прессе начала 90-х годов, отражавшие точку зрения политических кругов ИРИ, которая никогда ими не скрывалась от единоверцев внутри страны. Например, при рассмотрении отношений России и Средней Азии, русские рассматривались иранской стороной как агрессоры, которые расчленили единую Среднюю Азию на отдельные республики, стремились уничтожить там ислам и т.п. Характерно, что аргументы в пользу этих утверждений заимствовались из работ известного французского востоковеда-советолога   советолога Александра Бенингсена, с указанием его фамилии. [vii]

       Во время гражданской войны в Таджикистане (1992-1997 гг.)  исламисты предельно жестоко расправлялись не только со своими оппонентами, но и с немусульманами из числа «русских», к которым относились так называемое «русскоязычное» население», представленное различными национальностями в этой стране. И хотя об  этих жертвах сегодня не принято вспоминать в Таджикистане, о них помнят все стороны трагедии.

          Таджикистан и таджики – это очень важный элемент иранской политики  не только в Средней Азии, но и в отношениях с Российской Федерацией.  Иран заинтересован максимально оторвать Таджикистан от России вплоть до запрещения там русского языка, но в то же время активно использует таджиков для решения ряда своих задач на территории России.

         Антироссийские мотивы присутствовали при публикациях в иранских СМИ интервью со среднеазиатскими религиозными деятелями, когда последние подчеркивали свои заслуги в противостоянии русскому влиянию и т.п. Антироссийские настроения провоцировали и комментарии по поводу событий в Таджикистане, где “русская армия” в начале 1990-х гг.  воевала против “мусульманских борцов”; и - о войне  в Чечне, где против русских войск выступали “исламские революционеры” и т.п. [viii]

          Иран рассматривает Таджикистан, как и Афганистан, зоной своих интересов, за которую давно ведёт тихую и спокойную борьбу. Опираясь на историко-культурную общность народов региона и Ирана.

      Таджикистан является интересным для Ирана каналом подготовки научных кадров с российскими дипломами, которые в Иране дают их обладателям почётный статус «доктор» (phd), что в условиях Ирана чреззвычайно важно. При этом, иранцам нет необходимости знать русский язык (переводом их работ занимаются «таджики»), а тем более  (что очень важно!) они не имеют контакты с властями РФ. Всё это  стало возможным благодаря  специальному соглашению  между РФ и Таджикистаном. По крайней мере, до 2016 года этот вопрос решался очень легко.[ix]   

          Фактически Исламская республика Иран превращается в перспективного   конкурента   российских   производителей   и предпринимателей в самых различных сферах деятельности.

Развивающемуся Ирану нужны рынки Центральной Азии, за которые он не только готов бороться, но и давно исподволь ведет борьбу. Только не всегда ее можно увидеть. Иран и в будущим будет делать все возможное, чтобы укрепиться на них. И, конечно, он всегда будет стремиться вытеснить своих реальных и потенциальных конкурентов, в том числе (или даже прежде всего) российских и русских, проживающих в Центральной Азии. Для этого есть и интересная идея…: создание "объединенного экономического фронта стран третьего мира"15, под которым подразумеваются прежде всего мусульманские страны, в том числе государства Центральной Азии.

          Однако в Средней Азии Иран столкнулся с проблемой суннитского ислама, который издавна здесь господствует и всегда воспринимал шиитский ислам как недружественный или даже враждебный. Это значительно ограничивает возможности  иранского идеологического влияния.

          (Впрочем, даже в Азербайджане, где господствующей религией является шиизм аналогичный иранскому, иранское влияние не встречает той поддержки, на которую рассчитывать ИРИ, а тем более – желания объединиться с Ираном. В Азербайджане, как оказалось, очень большую роль играет уже национальный фактор. Это государство ещё со времён СССР считает иранские провинции Восточный Азербайджан и Западный Азербайджан своей исторической территорией и претендует на включение их в свой состав. )

          Понимая сложность работы в суннитских ареалах Средней Азии, руководство Ирана пошло по пути привлечения населения материальными выгодами. Иран оказывает экономическую помощь и финансовую поддержку этим странам, разрабатывает и реализует разного рода экономические и даже образовательные проекты.

          В Душанбе, например, с 1996 года действовал Комитет помощи Имама Хомейни «Имдод» (отделение благотворительного Фонда имама Хомейни).

Мы были в этой организации в 2010 году и беседовали с её руководителем, от которого узнали, что Комитет оказывает материальную помощь малоимущим гражданам Таджикистана, причём, даже русским –немусульманам (на момент обращения за помощью). Это очень умная и дальновидная политика – работа на перспективу.

В начале июля 2014 года Мехди Эбади,  один из директоров представительства Благотворительного комитета имени имама Хомейни сообщил об открытии 56 образовательных центров Таджикистане: «За последние три года наш комитет при содействии министерства труда и социальных работ Таджикистана создал 56 институтов по профессионально-техническому обучению. В них порядка 16 тысяч человек, принадлежащих к несостоятельному слою таджикского общества, получили профессионально-техническое образование в различных областях». Он также заметил, что: «Комитет назначил специальную стипендию для 187 таджикских учащихся. За 19 лет благотворительной деятельности в Таджикистане Комитет имени имама Хомейни оказала различную помощь огромному количеству малоимущих семей Таджикистана».[x]

Присутствие Ирана в Центральной Азии пока не соответствует уровню, на который он рассчитывает, и работа в этом направлении постоянно совершенствуется, хотя руководство ИРИ допускает и серьёзные  просчёты.

Например, в 2016 году Комитет помощи Имама Хомейни в Душанбе прекратил свою деятельность после того, как перешёл деликатную грань во взаимоотношениях с властями Таджикистана. В декабре 2015 года был приглашён в на международную конференцию лидер политической Партии исламского возрождения Мухиддина Кабири,  запрещенной в Таджикистане. Ему была даже организована встреча с духовным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменеи. После этого Таджикистан даже обвинил Иран в поддержке террористов. [xi] (Примечательно, что ещё в 2014 году аналогичный Фонд был закрыт в столице Азербайджана.[xii]

          Антироссийские (=антирусские) элементы давно и системно присутствуют в иранской политике не только в Средней Азии и Закавказье (тоже зона исторически иранских интересов), но и в самом Иране. Впрочем, они и не исчезали никогда, что вполне естественно и исторически обусловлено целым рядом факторов. Менялись лишь масштабы, формы и организаторы движений и пропагандистских кампаний - в зависимости от времени и задач момента.

          Антироссийские выступления в Иране, которые мы не рассматриваем как спонтанные, периодически проходили в этой стране по разным основаниям:  против  агрессивной политики СССР в Афганистане, против поддержки Россией (СССР) Ирака во время войны с Ираном, против убийства братьев мусульман  в Чечне,  против  поддержки России сербов, против поддержки Россией режима в ИРИ, за поддержку Россией режима ИРИ (что делали, например, и студенты в Ширазе в 2009 г. [xiii])   и т.д..

           Основания каждый раз выбирались разные – в зависимости от политической ситуации внутри страны и на международном уровне. Однако лозунги были стандартные – «Смерть СССР!» или «Смерть России!».

Эти выступления не были столь массовыми, как антиамериканские  демонстрации. Однако реальные антироссийские настроения в Иране ощущаются порой ярче, чем антиамериканские, которые, с нашей точки зрения, носят больше формально-пропагандистский характер – точно так, как и антисемитизм в Иране, 

Понятно, что подобные выступления на уровне государства (в первую очередь) и организуются с целью подать определённый сигнал недовольства руководству РФ. В то же время, антироссийские настроения присутствуют  и на уровне  массового сознания, когда народ искренне верит в идеи о враждебности России.

Например, в 2010 г. тогдашний президент Ирана М.Ахмадинежад высказал сожаление, что тогдашний президент России «Медведев стал выразителем идей врагов Ирана» [xiv] .

В январе 2017 года после похорон экс-президента Хашеми Рафсанджани перед зданием российского посольства в Тегеране прошла акция протеста против России. В социальных было распространено видео, на котором иранцы скандируют антироссийские лозунги «Долой Россию!», «Посольство России – гнездо шпионов!»[xv].

         Данное направление в политике ИРИ в отношении России и её исторических сфер влияния является с тех пор устойчивым и постоянно развивающимся, с присущей иранцам спецификой работы как с отдельными лицами, так и с общественными и  государственными структурами.

          Иран – это не какое-то коварное, хитрое и исторически враждебное России государство. Причины здесь совершенно иные. И вытекают они, прежде всего из иранского прагматизма, присущего и современному руководству Ирана.

На сегодняшний день иранские прагматики сумели задействовать российские материальные и интеллектуальные ресурсы в нужных для них направлениях науки, техники, обороны и даже дипломатии.

У Ирана никогда не прекращались контакты с США и Израилем, о чём наглядно свидетельствует хотя известная операция продажи оружия этими странами Ирану в 1985-1986 гг, получившая в СМИ название «Иран-Контрас».

С этими странами у Ирана существуют очень специфические отношения. Точно так, как и с международными финансовыми и нефтяными корпорациями.

К тому же, среди мулл всегда было немало сторонников преимущественного развития отношений с этими странами. И к Израилю в Иране отношение не такое непримиримое, как антиизраильские лозунги Ахмадинежада  в бытность его президентом ИРИ. (Кстати, он является шиитом лишь во втором поколении и имеет иудейское прошлое, по данным западных СМИ, разместившими соответствующие фотодокументы![xvi])[xvii] В сентябре 2005 г. Хасан Аббаси, глава Центра стратегических исследований КСИР (Корпус стражей исламской революции),  призвал к нормализации отношений как с Соединенными Штатами, так и с Израилем. «Говорить с подчиненными странами или странами второго ряда и сторониться крупнейших держав бессмысленно», — сказал Х.Аббаси «Мои слова не должны вызывать никаких негативных эмоций. Нам нет никакого резона не поддерживать отношения с США и Израилем». [xviii]  В 2006 г. он осудил теракты в Нью-Йорке, совершенные террористами против невинных людей в США.[xix]

Кстати, во времена империи Ахеменидов  усилиями иранского шаха Куруша Второго (Курушв Великого) началось восстановление Второго Иерусалимского Храма, за что иудеи  называли его помазанником Иеговы. Это к вопросу о заявлениях некоторых политиков и экспертов по поводу якобы неминуемой войны между Ираном и Израилем, а также к вопросу о попытках использовать Россию в данной кампании.

Мало, кто знает, что негативное отношение к иудаизму и его последователям в ИРИ никогда не декларировалось. Более того, во время пребывания Р.Хомейни в Париже в период исламской революции его посетила делегация иранских иудеев, получивших от него гарантии своей безопасности, поскольку “иранская община иудеев и сионисты − не одно и то же”. По признанию руководителей иранских евреев, они принимали “активно участие в революции.“ [xx]

Впрочем, и отношения исламского Ирана с Израилем нельзя назвать враждебными, поскольку контакты между ними никогда не прерывались. Одним из ярких примеров этого явился скандал, связанный с поставками  оружия Ирану во время его войны с Ираком, где были замешаны подданные Израиля, руководство которого было прекрасно осведомлёно о деятельности своих граждан.

Антиамериканские и антиизраильские лозунги в Иране выполняли всегда функцию мобилизацию народа на преодоление проблем , связанных с антииранскими санкциями США. Часть население действительно ненавидят США и Израиль, но какую часть населения они представляют – можно только предполагать. Явно, что не большинство. Видимо, как и в СССР.

Можно сказать, что антиамериканские и антиизраильские лозунги воспринимаются в ИРИ примерно так, как они воспринимались в СССР, где антизападная риторика исчерпала свой потенциал и не имела почти никакого значения в реальной жизни страны. Политическая элита стремилась к западному образу и уровню жизни для себя и своих семей; а народ, соответственно, этой элите не доверял или не верил вообще и жил собственной жизнью.

В то же время, иранцы ждут именно американцев, но уже не в качестве врага, а в качестве партнёра, в т.ч. как стратегического партнёра. Причём, не в только в регионе Персидского залива, а гораздо шире – На Ближнем и Среднем Востоке, в Средней Азии в Закавказье  и проч. – (т.е. а в ареале древней Персидской Империи).

В современных условиях борьбы мировых держав за передел мира на новые сферы влияния Иран занял своё особое место и намерен его отстаивать. И огромную роль в этом сыграла и продолжает играть Россия, которую рана использует как инструмент в своей игре с США. ЕС и Китаем.

С приходом в Кремль В.Путина ситуация стала постепенно меняться в сторону взвешенного прагматического подхода к взаимоотношениям с Ираном. Россия стала периодически поддерживать иранскую сторону в её диалогах с США. В частности, руководство РФ последовательно заявляло, что  Ирану должна быть предоставлена возможность развивать мирный атом, но под контролем МАГАТЭ. При этом Россия продолжала ориентироваться прежде всего на ЕС и США.

Когда президент США Дональд Трамп решил возобновить действие санкций против Ирана, то - МИД России в ноябре 2018 года призвал США пересмотреть их санкционную политику против Ирана и даже назвал эти санкции нелегитимными.[xxi]

 Вполне логично, что Россия остаётся для Ирана по-прежнему государством чётвертого уровня (после США, Китая и ЕС). Причины такого отношения вполне естественны – экономическая слабость российского государства и коррумпированность государственных институтов, препятствующая развитию страны до уровня государства высоких технологий и высокого уровня жизни населения.

Иран естественным образом стремится к сотрудничеству прежде всего именно с сильным  странам, поскольку сотрудничество с ними способствует реализации программ научно-технического и экономического развития на пути решения масштабных амбициозных проектов. 

В декабре 2008 г. президент Ирана заявил, что Исламская Республика Иран уже стала региональной сверхдержавой [xxii] , что было позднее подтверждено рядом аналитиков по вопросам  национальной безопасности мирового сообщества стала сверхдержавой Ближнего Востока. 

          Это означает следующее: 1. Свои действия Тегеран не согласует с остальными государствами региона, в том числе и с промышленно-развитыми странами мирового сообщества; 2. Опираясь на  Пекин, Тегеран начнёт приобретать к рукам все соседние месторождения углеводородного  сырья, что собственно уже и началось с Ираком. Торгуясь с Вашингтоном, он будет добиваться установления нормальных отношений, перерастающих в дружеские и союзнические. [xxiii] 

Иранские лидеры – люди прагматического склада. Смена власти  в Иране и СССР в прошлом веке не изменили  принципиального отношения иранского руководства к России. Изменились лишь задачи и методы их решения - в зависимости от собственных возможностей и международной обстановки.

Необходимо всегда помнить слова основателя ИРИ имама Хомейни о том, что Советский Союз хуже Англии и Америки. Здесь совершенно чётко проставлены приоритеты, завещанные будущим поколениям Ирана. А они состоят в том, чтобы использовать конфликтные ситуации с Вашингтоном для выкачивания из России новых технологий и политических гарантий для своей неприкосновенности.

         Ещё раз подчеркнём: у Ирана сложились своеобразные отношения с США и Россией.

      Во время визита президента России В.Путина в Иран  16-17 октября 2007 г. в редакции газеты «Э`темад-е мелли» была подготовлена, а 17 октября 2007 опубликована статья «Противоречия Ирана с Америкой и Европой - подходящий инструмент игры России». Её автор - «член научного совета университета» Элахе Кулаи (Elaheh Kulai). В 2001 г. она занимала пост председателя группы ирано-российской парламентской дружбы Собрания Исламского Совета (Меджлиса). В 2002 г.  г-жа Элахе Кулаи  была наблюдателем иранского парламента в переговорном процессе по Каспию, членом комиссии меджлиса по национальной безопасности и внешней политике. В этой статье госпожа Кулаи прямо говорит, что в современных условиях Иран, в силу обстоятельств, поставлен в очень невыгодное положение для ведения переговоров о статусе Каспия и защите своего национального суверенитета. В то же время, пишет г-жа Элахе Кулаи, «противоречия Ирана с Америкой и Европы с Ираном превратились в подходящий инструмент для игры России с этими странами (выделено нами - А.Л[xxiv] .

       Ещё в 2001 г. госпожа Кулаи откровенно говорила, что основным фактором, обуславливающим развитие российско-иранских отношений, является политика Запада. Как депутат иранского парламента и эксперт по России, она честно заявила тогда, что «тесные отношения между Россией и Ираном - естественное следствие давления, которое на нас оказывает Запад» ("Close relations between Russia and Iran are a natural outcome of the pressure on us from the west")[xxv]. Просто и ясно: Иран тяготеет к развитию отношений с Западом, но идёт на сближение с Россией только в тех случаях, когда страны Запада (прежде всего США) начинают оказывать на ИРИ чрезмерное давление. И это честно. И это правда. И это вполне естественно в сложившихся обстоятельствах.

        Тогда же она сделала одно важное заявление относительно России и Ирака, где у России (СССР) при Саддаме Хусейне были очень сильные позиции и выгодные нефтяные контракты. Кулаи заявила, что Иран теперь хочет иметь рычаг, чтобы воспрепятствовать возобновлению тесных контактов между Россией и Ираком, с которым Иран воевал в течение 8 лет.[xxvi]

          (Доктор Элахе Кулаи  продолжает принимать участие в выработке внешнеполитического курса Ирана. В частности, на конференции «Пять веков сотрудничества России и Ирана», которая прошла в Москве 15 ноября 2017 г., госпожа Кулаи выступала от Тегеранского университета с докладом «Направления и масштабы ирано-российского сотрудничества на Ближнем Востоке».)

          Иран значительно потеснил Россию в Ираке, который рассматривает сферой своих геополитических и экономических интересов. Об этом иранские политики говорят и пишут открыто, исходя из убеждёнными в своей правоте.

          Россия мешает Ирану в Ираке,  где ИРИ давно ведёт свою сложную игру. В то же время, Иран ведёт свою игру и с Россией в Ираке, пытаясь использовать её  на этом направлении в вопросах, где интересы двух стран не вступают в конфликтные противоречия. В частности, это относится к курдской проблеме,  подход к которой в принципе схож у Ирана и РФ: обе страны не заинтересованы в создании независимого курдского государства как не отвечающего интересам обеих стран, особенно Ирана.

В Иране давно развивается космическая индустрия, и мы глубоко убеждены, что не без участия уже упомянутой выше категории специалистов из России. Иранскими учёными и иностранными специалистами  была создана серия космических аппаратов. В октябре 2005 года Иран получил свой первым космический спутник, который был выведен на орбиту  российской ракетой. В 2007 г. Иран запустил в космос уже свою собственную ракету и заявил, что отныне страна не нуждается в иностранной помощи для запуска спутников.[xxvii] В 2007 году ИРИ вывел на околоземную орбиту  космический аппарат с помощью ракеты-носителя собственного производства, что позволило руководству ИРОИ заявить, что Иран стал космической державой.[xxviii] 3 февраля 2009 г. Иран самостоятельно запустил уже собственный спутник. А в декабре 2008 г. президент ИРИ Махмуд Ахмадинежад  заявил, что Иран уже стал региональной сверхдержавой. [xxix] 

          В 2010 году Иран произвел первую партию урана, обогащенного до 20-процентного уровня, что дало основание руководству ИРИ заявить, что Иран стал ядерной державой. В феврале 2010 года об этом сказал президент страны Махмуд Ахмадинежад, выступая в Тегеране на торжествах по случаю дня Исламской революции.[xxx]  Принимали ли участие в этом российские ядерщики? Полагаем вопрос риторическим.

          Иран извлёк максимальную пользу из вовлечённости России в сирийский конфликт, в разрешении которого он также принимает участие. 

 ИРИ, как и РФ, заинтересована в сохранении власти Асада и территориальной целостности Сирии как своего союзника в регионе по ряду политических и экономических проблем.  И эта задача на данный момент решена.

          Кроме того, совместно с российскими военными (у россиян и иранцев имелись совместные районы дислокации) Иран «обкатал» подразделения своих вооружённых сил в современных боевых условиях, что чрезвычайно важно. 

Более того, ИРИ создали свои Аэрокосмические силы, которые впервые произвёли боевые пуски своих оперативно-тактических ракет со своей территории по базам террористов, расположенных на территории Сирии (в 2018 г.).[xxxi] Без РФ такое было бы просто невозможно по многим причинам.

       В то же время, руководство Ирана не предоставило ВКС России свои аэродромы для проведения боевых операций в Сирии. Иран ограничился разовыми предоставлениями аэродрома своей базы ВВС для боевых вылетов российской авиации.

Иран не заинтересован в усилении российского присутствия в Сирии, рассматривая РФ как инструмент для упрочения и расшире6ия собственного присутствия в этой стране и в регионе в целом.

      Иранское руководство использовало сирийскую ситуацию и российское участие в ней и для упрочения своего международного престижа, чему способствовали международные форумы по Сирии с участием Ирана, России, Турции, Франции  и других стран.[xxxii]

          Конечно, Иран заинтересован и в использовании российского ВПК, который вызывает уважение у иранцев, для развития собственного военно-промышленного комплекса. Данное сотрудничество в современных отношениях между двумя странами существует как на государственном, так и негосударственном уровнях. Степень активности этих связей, однако, стабильностью не отличалась. В частности, были проблемы с поставками зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) С-300, который Россия, по просьбе США, отказалась поставлять ИРИ через три года после подписания договора с иранской стороной (в 2007 г.). Данный комплекс был поставлен только в 2016 году и испытан в марте 2017 года. [xxxiii]

          В ноябре 2018 года Иран запустил в серийное производство истребитель четвёртого поколения собственного производства  «Kowsar», который уже планирует поставлять в Сирию. Мы предполагаем, что в данном изделии присутствуют элементы и российского ВПК.[xxxiv]  Среди соседей ИРИ  самолёты собственной разработки есть лишь у Пакистана (истребитель-бомбардировщик совместной китайско-пакистанской разработки JF-17 Thunder) и у Турции (легкий турбовинтовой учебно-тренировочный самолет TAI Hurkus)

          Россия сыграла исключительную роль в реализации программы  атомной энергетики Ирана, предполагающей создание в стране атомных электростанций. Эта программа разрабатывалась ещё при шахе Реза Пехлеви западными странами, которые отказались от её реализации под давлением США после исламской революции в Иране. Россия завершила строительство  атомной электростанции  в Бушере, начатое ещё в 1975 году западногерманским концерном Kraftwerk Union (нем.), подразделением Siemens и прекращённым в 1980 г.. В 1992 г. между Россией и Ираном был заключён контракт на завершение строительства первого энергоблока, а 3 сентября 2011 года АЭС «Бушер» была подключена к национальной энергосистеме. Введение в эксплуатацию АЭС «Бушер» состоялось 12 сентября 2012 г.. Бушерская АЭС  стала первой АЭС не только в Иране, но и на Ближнем Востоке. 

Руководство Ирана предполагает пока продолжать сотрудничество с Россией в атомной энергетике.

 Важную роль может выполнить Россия и в планах Ирана использовать транспортный коридор «Север — Юг». Предполагается, что этот маршрут протяжённостью 7200 км (с железной дорогой и водным транспортом) может стать альтернативой Суэцкому каналу, причём, более дешёвой. В этот транспортный коридор должны войти Индия, Иран (порт Бендер-Аббас, порт Бендер-Энзели), Россия (город Астрахань), откуда планируется доставлять товары по железной дороге в Европу.[xxxv]

          На  сегодняшний на Западе раскладывается интересный пасьянс, в котором Ирану отводится роль скорее союзника, нежели противника США и Израиля.  В странах НАТО хотят видеть Иран не просто экономически сильным государством региона, но своим союзником.

В течение ряда последних лет и Москве, и в Тегеране политики говорят о том, что Россия и Иран не просто вступили в новый этап развития отношений и даже являются «стратегическими союзниками».

 В октябре 2007 г. член иранского парламента Казем Джалали назвал Россию и Иран «стратегическими партнерами» и сказал в интервью государственному телеканалу, что эти страны сейчас находятся «по одну сторону баррикад» [xxxvi].

Восприятие современного Ирана некоторыми российскими политиками в качестве стратегического союзника определялось зачастую временными политическими и коммерческими интересами – реальными или даже иллюзорными.

Иран, на наш взгляд,  нельзя относить к дружественным странам нашего государства, а тем более – к  «стратегическим союзникам» России, для  чего есть достаточно много оснований [xxxvii].

Иран никогда не был союзником России, а тем более - союзником стратегическим. Не является он таковым и сегодня. И вряд ли в обозримом будущем ситуация изменится. Иран будет по-прежнему играть на противоречиях России с другими странам, извлекая из этого свой интерес. Это вполне естественно. И это понимают обе стороны [xxxviii].

          Правда, при определённых обстоятельствах развитие российско-иранских отношений именно в этом направлении не исключено.

       Стратегический союз Ирана и России – это кошмарный сон для политиков США и  Европы, которым они пугают свои народы  и который периодически озвучивают через интерпретации популярных на Западе катренов Нострадамуса.

          Стратегическое партнёрство  (сотрудничество) Ирана с Россией  - замечательная идея, для которой, к сожалению, на ближайшую историческую перспективу нет достаточных оснований и необходимых для того условий.

          И основной причиной такого положения дел является, с нашей точки зрения, прежде всего состояние современного российского государства: экономическая и технологическая отсталость (в сравнении с США, ведущими странами Европы, Китаем, Японией и др.); а также – отсутствие даже краткосрочных чётких и ясных программ развития для России, не говоря уже о долгосрочных планах стратегического характера ( рассчитанных на 20-50 лет), в которых бы обозначалось чёткая позиция РФ в отношении Ирана ( с учётом различных вариантов развития этой страны).

          К тому же, руководство РФ до сих пор не выработало и сколько-нибудь определённую восточную политику Российской Федерации, и в том числе – по отношению к Ирану.

 

[i]  

[ii]

[iii] 

[iv]

[v] 

[vi]

[vii]

[viii]

[ix])

[x]

[xi]

[xii]

[xiii] Лукоянов А.К.  Исламская революция в Иране. Опыт первый, М.2009, с. 332

[xiv]

[xv]

[xvi]       

[xvii]   

[xviii]

[xix]

[xx]

[xxi]

[xxii]

[xxiii] Трайнин А.М. Пограничная безопасность России: интервенция из будущего. Книга первая. М., 2011, с. 71

[xxiv]

[xxv]

[xxvi]

[xxvii]

[xxviii]

[xxix]

[xxx]

[xxxi]

[xxxii]

[xxxiii] 

[xxxiv]

[xxxv]

[xxxvi]

[xxxvii]Александр Лукоянов, «Этот открытый закрытый Иран. Иранский партнёр России», -«Советник Президента»,  №57, 2008, с.1,14 - 15     

[xxxviii]

 

 ПРОДОЛЖЕНИЕ -  В КНИГЕ

 Лукоянов Александр Константинович - независимый исследователькандидат исторических наук, учился в Военном институте иностранных языков (ВИИЯ), окончил Восточный факультет ЛГУ,  в 1976-1979 гг. работал в Иране; с 1979 по 2019 г. -  в Институте востоковедения РАН, автор книг «Исламские концепции общественного развития в современном Иране» (1989 г.), «Исламская революция. Иран. Опыт первый» (2009), «Исламская революция. Теория и практика Ирана» (2012), «Армия Ирана от монархии до исламской республики» (2016); автор статей по проблемам Ирана, стран Ближнего и Среднего Востока,  Центральной Азии и Кавказа и т.д.

                                                                                                                             

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить